Добрый русский доктор Кампе из Боки Которской

В Черногории люди старшего поколения при первой возможности стараются попасть на прием к русским врачам, считая их более профессиональными и отзывчивыми. Скорее всего, любовь к русской медицине у местных жителей появилась благодаря эмигрантам, бежавшим из России в Королевство сербов, хорватов и словенцев после поражения Белой Армии в Гражданской войне. Среди них было немало прекрасных специалистов: бывших земских, уездных врачей, хирургов, педиатров, фельдшеров, медсестер. Еще свежи в памяти народа рассказы о том, как они спасали от смерти, поднимали на ноги, приходили на помощь на первый зов в любое время дня и ночи. Ярким представителем того поколения русских медиков был Александр Кампе, которого в Боке Которской запомнили, как высококлассного врача, альтруиста, скромного и очень отзывчивого человека. Ниже приводим рассказ об этом удивительном человеке, присланный в нашу редакцию его правнуком Леонидом Кампе. Автор публикации родился в Которе, ныне живет в Белграде.     

Бравый берейтор Карл

Думал ли, гадал ли мой прапрадед, бравый берейтор Карл Юрсович Кампе, въезжая с гусарами на породистом скакуне в провинциальный Ряжск, что здесь его ждут крупные перемены в жизни. Так распорядилась судьба, что на рязанских просторах он нашел большую любовь, воспетую в стихах Пушкина, который, кстати, приходился родным отцом его бывшему командиру полка Александру Александровичу Пушкину.

После подавления польского восстания (1863-1864 г. г.) знаменитый Третий Уланский Смоленский полк был передислоцирован глубоко в тыл для отдыха, пополнения своих рядов и обучения новобранцев. В это время в его состав и влился эскадрон 13-го гусарского Нарвского полка. Эта большая конная единица разместилась в Ряжском уезде Рязанской губернии, неподалеку от большой царской конюшни, между железной дорогой и быстрой речушкой. С гусарами и прибыл тогда инструктор верховой езды немецких кровей Карл Кампе.

Бравый берейтор, так называли инструкторов верховой езды, влюбился по уши в дочь лекаря Антонину Хитрову. Многие в округе недоумевали и твердили, что у Карла Кампе нет никаких шансов жениться на рязанской красавице. Он тогда был лишь в чине капрала, да к тому же, лютеранин, а она – из дворянской семьи, дочь известного врача из Скопинска, коллежского асессора, сына священника Тимофея Васильевича Хитрова. Но любовь не знает границ и запретов. Несмотря на сопротивление родителей невесты, влюбленные обвенчались в церкви Святого Николая в Нагайском. 15 мая 1871 года у них родился первенец Александр, которого крестили в православную веру в той же церкви. А через год появился на свет второй сын Леонид. Но счастье семьи Кампе продлилось недолго. Карл трагически погиб на военном задании в 1879 году.

Материальная помощь от полка была весьма скромной, и молодая вдова буквально осталась на улице с двумя сыновьями, которые только пошли в школу. На помощь пришел друг Карла, состоятельный и перспективный капитан пехоты Павел Петрович Азимов. Он был тайно влюблен в Антонину, и женился на вдове, взяв на себя заботы о детях, как о своих собственных. Детям оставили фамилии Кампе, и те всегда знали, кто является их отцом.

«Утоли моя печали»

Антонина полностью посвятила себя воспитанию детей. Павел Петрович также приложил все усилия, чтобы дать сыновьям достойное образование. Старший Александр закончил гимназию в Коломне и по совету деда Тимофея Васильевича поступил на медицинский факультет Московского университета. Юноша был влюблен в медицину, как и его дед, и с радостью отправился в Москву на учебу. В златоглавой он снял комнату в доме купца Кириллова на Доброслободской улице, но появлялся там крайне редко. После занятий Александр, на правах добровольца ухаживал за страждущими в московских больницах. В архивах сохранились сведения, что мой прадед был волонтером в Александровской общине «Утоли моя печали», занимавшей ранеными.

Желанный гость на приемах

В свободное время Александр играл на фортепиано и был желанным гостем на приемах московской аристократии. В одном из салонов он и встретил Ларису, красивую девушку из Киева, мою прабабушку. Была она одной из четырех дочерей дворянина, титулярного советника Константина Степановича Шматковского, известного по серьезным стычкам с властями. Он постоянно попадал в разные переделки, а то и в тюрьму, откуда его вызволяла богатая супруга Елена Александровна, внучка егеря царского двора Николая Семеновича Шиянова. Отец, несмотря на свои взбалмошные выходки, частые аресты, своих дочерей воспитал в патриархальных традициях и духе гуманизма.

Александр окончил полный курс медицинского факультета в 1897 году, и получил звание уездного врача, с «годовым окладом в размере 1344 рубля и суточными – 920 рублей» Дипломированный врач полностью посвятил себя работе в больнице, а свободное время проводил со своей любимой Ларисой. Светлые и чистые отношения молодых людей увенчалась свадьбой, которая состоялась в начале XX века.

Титулярный советник, коллежский асессор

Молодожены понимали, что в Москве они долго не задержатся, так как работа уездного врача требует постоянных переездов. Так оно и получилось. 26 февраля 1902 года моего прадеда направили работать врачом в Ковровскую железнодорожную школу. Покидали они Москву с тяжелых сердцем. Здесь остались друзья, родственники, насыщенная культурная жизнь. В маленьком городке, что во Владимирской области, было тихо и скучно, что, пожалуй, тесно сблизило супругов. 2 декабря 1902 года у них родился единственный сын Владимир.

На новом месте врач показал свои лучшие профессиональные качества, и был переведен в чин титулярного советника, а вскоре получил должность районного врача железной дороги Москва-Нижний Новгород. И снова переезд. На сей раз – в Нижний Новгород. В 1907 году царским указом Александр Кампе был удостоен звания коллежского асессора. Супругам понравился город, и они даже купили часть поместья на левом берегу Волги для строительства дачи.

Планы разрушила война

Семейную идиллию и все планы на будущее разрушила Первая Мировая война. Александра Карловича, как опытного врача и хорошего организатора, направили в Москву для формирования военных госпиталей. Отправляясь на фронт, военный лекарь позаботился о семье, отправив Ларису с 12-летним сыном к ее родителям в Киев. Перед расставанием Александр подбадривал жену: война быстро закончится, и мы вновь будем вместе, но судьба распорядилась иначе.

Возглавив в июле 1914 года 326 резервный полевой госпиталь, Александр Кампе столкнулся с массой проблем, связанных с организацией их работы, которые он успешно преодолел. Его труд был высоко оценен командованием IX армии – орденом Святого Станислава 3-ей степени, а затем – и Святой Анны 3-ей степени.

Полевые госпитали

Приказом начальника санитарного отделения армии Юго-Западного фронта доктор Кампе был назначен врачом 213 полевого резервного госпиталя. Раненные с фронта прибывали большими партиями, и госпиталь перенесли в тыл. Медики едва успевали обрабатывать раны, делать операции, поднимать на ноги изувеченных солдат и офицеров. За заслуги перед Отечеством Александра Карловича наградили орденом Святого Станислава 2-ой степени.

12 сентября 1917 года Кампе с госпиталем отправляют в Херсон. В одном из боев в Бессарабии, у городка Рени он получил ранения в голову и спину. Его отправили на реабилитацию в тыл, но этот отпуск врач отказался использовать и остался на передовой. В мае 1918 года доктор ушел в запас в связи с общей демобилизацией.

Для русских героев Первой мировой демобилизация еще не означала конец войны. В России к тому времени уже полыхал пожар Гражданской войны, страна была растерзана. Большевики держали в своих руках значительную часть территории, а к бывшим фронтовикам относились исключительно с позиции „если ты не с нами, то ты против нас“. Александр побеспокоился о младшем брате Владимире, который в то время жил в Сакт-Петербурге, занятого Красной Армией. Чтобы обезопасить себя, Александр на всякий случай переправил в своих документах место рождения на Херсон. И присоединился к Белой Армии. После разгрома Белого движения мой прадед вместе с другими офицерами и солдатами ВСЮР (Вооруженные силы Юга России) эвакуировался из Крыма на Балканы.

Из Крыма – в неизвестность

Трагичные годы братоубийственной войны в России, эвакуация из Крыма и прибытие белогвардейцев в Королевство сербов, хорватов и словенцев (так тогда называлась Югославия), мало отражены в архивных документах. Известный русский историк Сергей Волков в публикации о Белом движении в России указывает, что Александр Кампе до эвакуации в Крым находился в составе ВСЮР и Русской армии, в штабе Первой Армейской бригады и покинул Россию на крейсере «Генерал Корнилов». Военный корабль вышел из Феодосии 14 ноября 1920 года. На его борту находилось 2284 беженца. Это было последнее судно, увозившее белогвардейцев из Крыма.

Нам, потомкам Александра Кампе, не известно, как он попал в Королевство. Предполагаем, что он приплыл с одним из кораблей в Зеленику в конце 1920 года. Большие торговые сухогрузы, которые перевозили обычно уголь и железную руду, были переполнены замерзшими, голодными и истощенными русскими беженцами, чьи лица и одежда были испачканы гарью и копотью. По воспоминаниям очевидцев, несмотря на непогоду, люди стояли на палубе спокойно и с достоинством. А дождь хлестал по их изможденным лицам, сливаясь вниз черными разводами.

Пароходы были слишком велики, и не могли пристать к берегу, посему пассажиров высаживали с помощью больших барж, которые тащили портовые реморкеры. Местные власти, перепуганные частыми появлениями пятнистой лихорадки, приказали, чтобы портовый врач осматривал каждого сошедшего на сушу пассажира. Всех отправляли на 15-дневный карантин, в специально оборудованные на берегу лагери. Эта сложная процедура только замедляла высадку беженцев, которая длилась целыми днями до ночи. Тогда и решили привлечь русских врачей, которые находились на суднах, помогать осматривать прибывших. Среди добровольцев был и Александр Кампе.

Королевство без трети населения 

Королевство, предоставившее беженцам убежище, сильно пострадало во время Первой мировой войны. Сербия, была разорена и потеряла треть своего населения. Почти 60% представителей мужского пола сложили головы на поле боя. Остальная территория, входившая до войны в состав Австро-Венгерской империи, осталась, практически, без специалистов, так как наместники императора ставили на ключевые места своих людей, которые уехали на родину.

Прибытие интеллигенции и специалистов из России для Королевства было как „бальзам на душу“. Технический и медицинский персонал сразу же распределяли по всему Королевству. Остальные должны были ждать. Хотя почти все русские беженцы имели не только дипломы о высшем образовании, но и полученную в школе ремесленную специальность. Это ремесло и помогло многим найти на новом месте достойную работу.

По приказу Министерства

Александра Карловича, как и других инвалидов, оставили в Боко-Которском заливе, славящегося своими курортными местами. Однако, и здесь он долго не задержался. Требовались опытные высококвалифицированные врачи, так как с падением империи австро-венгерской на родину вернулись и медики. Приказом министерства здравоохранения Королевства от 14 июня 1921 года Александр Кампе был назначен на должность районного врача в село Чево, маленький городок на территории так называемой „Старой Черногории“, между Цетинье и Никшичем. Работу врача он выполнял скурпулезно, с большой ответственностью, и, как и все русские доктора, лечил „и болезнь, и душу“. Его быстро полюбили местные жители, которые, к тому же, традиционно считали русских самым близким народом.

Воссоединение семьи состоялось

Где все это время находилась Лариса и сын Владимир, нам было не известно. По некоторым данным они до конца гражданской войны жили в Швейцарии, а оттуда, через Красный Крест нашли место жительства Александра в Королевстве на Балканах. Они прибыли в Котор в октябре 1925 году. Узнав, что жена с сыном ждут его в Которе, Александр Карлович попросил об отставке и тут же вернулся в Котор. Долгожданное воссоединение семьи состоялось. Здесь тоже быстро нашлась работа для доктора. Приказом Министерства обороны и военно-морского флота его назначили врачом стационарного военного госпиталя в Которе, а главврач наделил его полномочиями заведующего отделением.

Александр и Лариса полюбили Котор, который был не похож на города, где они проживали до этого. И, устав от постоянной перемены места жительства, они решили бросить якорь семейной жизни именно здесь, на берегу голубого залива, среди старинных каменных особняков, высоких пальм и нарядных камелий. Нашли квартирку в рыбацком квартале Муо, в здании, которое местные жители окрестили „Рибица палац“, где и разместили свои нехитрые пожитки. Александру положили хорошую зарплату, которая позволяла его семье жить, ни в чем не нуждаясь.

Добрый русский доктор

Однако после работы в военном госпитале русский доктор спешил по вызовам местных жителей. Врачей не хватало, а в медицинской помощи ежедневно нуждались десятки взрослых и детей. Это была нелегкая ноша, но Александр был счастлив, что может помочь страждущим. Денег с пациентов он не брал, наоборот, давал свои бедным – на лекарства. Молва о милостивом русском докторе быстро разлетелась по заливу. Его очень любили и ценили, как опытного и знающего терапевта, который спас не одну жизнь в Боке Которской, умевшего ставить точные диагнозы и прописывать нужное лечение.

В госпитале Александр работал вместе с русским хирургом Николаем Сычевым и местными коллегами, получившими образование в Вене. Он создал свою школу, соединив в ней русскую и австрийскую, которая приносила высокие результаты. Он разработал новшества в лечении воспаления легочной ткани, хотя существовавшая система не позволяла расти в его профессии.

Как высококлассный специалист, он временами исполнял обязанности гарнизонного врача командования Котора. Приказом Министерства здравоохранения в 1928 году ему было временно выдана лицензия частной врачебной практики. Немало своего времени Александр Кампе жертвовал и для лечения своих земляков, постояльцев русского инвалидного интерната в Прчани. Здесь его всегда встречали как дорогого гостя.

„Контесса“ Лариса

Жили супруги Кампе очень скромно, забыв навсегда о пышных приемах, балах, театральных премьерах, которыми когда-то была переполнена их жизнь в России. Здесь же, почти не было развлечений, не было театров и модных салонов. Лариса Константиновна, в отличие, от мужа так и не выучила толком сербский язык. Общалась она исключительно со своими домочадцами и женщинами из русской колонии. Местные жители смотрели на нее со страхом и почтением, как на даму, резко отличающуюся от местных женщин, величественную, с благородными манерами и независимым нравом. Она не подпускала к себе незнакомцев, отсекала любые попытки завести с ней разговор. Которчане, встречаясь с Ларисой Константиновной на улице, низко кланялись ей в пояс и уступали дорогу. Из-за ее необычного для местного уха имени за глаза ее звали „контесса“ – графиня.

Умер от туберкулеза

Здоровье же самого доктора резко ухудшалось. Давали знать о себе фронтовые ранения, изнурительная работа. Как и большинство русских беженцев, он не терял надежды, что когда-то он с семьей обязательно вернется на родину. Поэтому и принял вместе с женой гражданство Королевства Югославии лишь в 1935 году, когда, заболев туберкулезом, понял, что мечте не суждено сбыться. Умер он 3 апреля 1936 года в кругу семьи.

Похоронили Александра Кампе на православном кладбище в Шкалярах с военными почестями. Проводить в последний путь доктора пришли которчане, бокельцы и русские. Маленькое кладбище не могло вместить в себя всех желающих попрощаться с удивительным человеком, преданным своему делу и клятве Гиппократа до последних дней своей жизни. Лариса осталась с сыном, снохой и внуками. Умерла «контесса» Лариса Константиновна в 1944 году в Баре, в окружении внуков. Здесь же ее и похоронили.

Сын Владимир

Сын Кампе – Владимир вырос и стал завидным женихом. В 1929 году он женился на дочери офицера Королевской Армии Марии Боянич, которая в браке родила ему восьмерых детей: 5 сыновей и 3 дочерей. Первенца супруги назвали в честь деда Александром. После смерти Марии он женится второй раз на Дригице, которая родила ему двух дочерей, одна из которых умерла в младенчестве.

Владимир работал тогда водителем в бактериологической станции в Цетинье, откуда перевелся в Бар, где в сельскохозяйственном техникуме получил должность шофера и механика. Отсюда в 40-ые годы он ушел в партизаны. Служил в 4-ом батальоне шестой черногорской ударной бригады до окончания войны.

После демобилизации возил по Югославии передвижной кинотеатр. А в 1948 году в Загребе получил диплом кинооператора. C марта 1953 года работал в городском кинотеатре Котора. Умер мой дед Владимир Александрович 31 марта 1957 года от туберкулеза.

Национальность: «русский»

Леонид Кампе, Авторизированный перевод: Гуля Смагулова
Леонид Кампе, Авторизированный перевод: Гуля Смагулова

У Александра и Ларисы родился лишь один сын, но осталось большое потомство: 9 внуков и 14 правнуков.

Из внуков Александра Кампе живы лишь мой отец Марко и Татьяна, которые живут на берегу Боко-Которского залива. К великому сожалению, никто из потомков моего прадеда не стал медиком.

Но при переписи населения внуки записывали себя как «русские».  А правнуки по мужской линии и далее в графе национальность указывают: «русский».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *