Эпидемии в Черногории: чума, холера, оспа, короновирус….

Эпидемии в Черногории: чума, холера, оспа, короновирус….

     

В связи с нынешней пандемией короновируса, поинтересовалась, а были ли в истории Черногории подобные случаи эпидемий и карантина? И вот к чему привели мои исследования истории эпидемий в стране.

Хоронить умерших было некому

Первые упоминания об эпидемии чумы (куги) в Черногории датируются 1628 годом. Во время мировой эпидемии чумы некий турок прибыл в Подгорицу и заразил 9 человек, в 1629 году из Сараево пришла новая волна инфицирования этой смертельной болезнью. Заразились и скончались в селах Комани и Бери 45 человек, затем чума перекочевала в Подгорицу, где умерли еще 60 человек. Горожане в панике начали покидать город. Шестнадцать семей нашли укрытие в пещерах по другую сторону реки Морача, где в нечеловеческих условиях ожидали окончание эпидемии.

В 1690 году были зарегистрированы новые завозные случаи чумы из Боснии, а в 1691 году – из Северной Африки. Осенью 1723 года волна заражения этой болезнью пришла из Албании, в 1733 и 1739 годах чума выкашивала население Подгорицы, а в 1741 году распространилась на другие города и села современной Черногории, достигнув и Никшича. Из-за высокой смертности и общего хаоса земельные угодья не обрабатывались, что вызвало большой голод и высокую смертность.

Во второй половине 18 века чума вновь и вновь возвращалась в эти места. В 1762 году в Подгорице в день умирало по 8-10 человек, эпидемия чумы перебросилась на Куче, Голубовцы и близлежащие поселения. В селе Лапово из 32 семей выжила только одна.

Чума колесила по Черногории волнами. В 1766 году в мае заражение населения снижалось, а в июне вновь вырастало. Апофеоза чума достигла в 1766 году, когда в Подгорице умирало по 15 человек в день, а за два осенних месяца было похоронено 769 человек. Эпидемия захватывала все новые районы: Дайбабе, Црмницу, Жабляк, Курило, Брдо.

В 1771 году в Скадар, который в те времена был черногорским, прибыл торговец шерстью. Он то и занес в город заразу, за что был арестован и наказан по строгости тогдашних законов.

Холера уносила целые села

В начале 19-го века чума еще свирепствовала в Подгорице и Спуже, а в 1830 году эта болезнь уступила место холере. История свидетельствует о страданиях жителей малого села Зетица, расположенного на берегу одноименной реки, в клиометере от села Плавница. По реке суда доставляли грузы из Скадара и назад. Рядом с селом располагался военный гарнизон, который и послужил источником распространения холеры на мирное население. О чем свидетельствовало появившееся в те годы огромное кладбище со свежими могилами.

Испанка

В первой половине 20-го века, во время австро-венгерской оккупации на население Черногории, страдавшее от голода и бедности, обрушилась еще одна беда. Испанка, или испанский грипп, самая масштабная пандемия гриппа за всю историю человечества унесла жизней черногорцев больше, чем за три года войны c Австро-Венгрией. В августе 1918 года испанка опустошала села, одно за другим. Труппы оставались в домах, так как хоронить умерших было некому.

Нулевой зараженный черной оспой остался жив

Новая эпидемия вспыхнула в Черногории во времена Югославии, в 1972 году. В стране началось заражение населения вирусом черной оспы (велике богиньи). В народе тогда ходили слухи, что на людях испытывается бактериологическое оружие, и спецслужбы западных стран искусственно заражают отдельные регионы.

Житель косовского села Даняне, неподалеку од Ораховца, 35-летний албанец Ибрагим Хоти отправился на хадж в Мекку. В начале 1972 года Всемирная Организация здравоохранения объявил об обязательной вакцинации от оспы для всех, кто отправлялся на хадж в Мекку и Медину из-за эпидемии вариолы вера на Ближнем Востоке. В СФРЮ по приказу особого штаба ни один паломник не мог отправиться в Мекку без «желтой книжечки», которую выдавали после обязательного вакцинирования.

Как выяснилось позже, Ибрагим отправился в Скопье, где должен был принять вторую вакцину от оспы, первая ему была сделана в детстве. Ожидая своей очереди он разговорился с пожилым человеком, который напугал его тем, что после процедуры на лице появятся оспины. Хоти принял вакцину, получил сертификат, но по совету своего собеседника сбегал в аптеку за спиртом и ватой и тут же обработал ранку спиртовым раствором, чем свел к нулю действие вакцины. Ибрагим отправился в Мекку с еще 24 паломниками автобусом из Македонии, несмотря на предупреждения об эпидемии черной оспы. После хаджа он посетил святые места в Ираке и Сирии, встречался с людьми, жил в гостиницах, бывал на рыках, где накупил кучу подарков своим родным.

По возвращению из Мекки, 15 февраля 1972 года дома его ожидала многочисленная родня. Несколько дней односельчане приходили к нему домой и поздравляли со знаменательным событием, совершенном хадже.

На следующий день он почувствовал недомогание, но списал это не усталость от долгой дороги. Через несколько дней он отправился в Джаковицу, чтобы подать документы в педагогическое училище, где на свою беду оказался преподаватель Латиф Мумджич. После возвращения в свое село учитель слег: поднялась температура, начались боли в животе, ломота в теле, рвота, лихорадка. Он отправился к брату в Новый Пазар на рейсовом автобусе. В тамошней больнице его лечили в палате с другими пациентами. Лечение пенициллином не помогло. На теле больного появились язвы. Был поставлен диагноз “аллергия на антибиотик”.

Несчастного учителя отправили в больницу вЧачак, где его безуспешно лечили от «аллергии» тоже в общей палате. Когда состояние больного резко ухудшилось, его перевезли в Белград, в дерматологическую  клинику на карете «скорой помощи» с беременной женщиной и ее супругом. В Белграде пациента продолжали лечить от аллергии,  и даже демонстрировали его студентам медицинского факультета. Когда у Латифа открылось сильное внутренне кровотечение, его перевели в хирургическое отделение в палату интенсивной терапии, где он скончался 10 марта в жутких мучениях. В тот день ему исполнилось всего лишь 29 лет! Тело умершего, якобы от аллергии на пенициллин, передали родственникам, которые его в присутствии близких и друзей похоронили на кладбище в Новом Пазаре. Скольких людей заразил Латиф по пути своего следования, точно никто не знает.

А через несколько дней в Призрене в инфекционное отделение поступила шестилетняя племянница Латифа-Садета. Затем за медицинской помощью обратился брат умершего – Неджиб, тот самый из Нового Пазара, с теми же симптомами, еще несколько человек из села Даняне, где проживал наш главный герой Ибрагим Хоти. Что интересно, своих 11 детей Ибрагим не заразил, но передал вирус оспы 12 односельчанам, которые по цепочке инфицировали других. Одна женщина из села Даняне скончалась.

И лишь 22 марта 1972 года врачи наконец-то связали смерть и заболевания новых пациентов со страшной болезнью средневековья, черной оспой. Однако, правительство СФРЮ до конца не объявляло о возникшей эпидемии, опасаясь за срыв туристического сезона в Хорватской Далмации и Черногории. Власти руководствовались и другими мотивами, опасаясь всплеска волнений на национальной и религиозной почве.

И лишь 25 марта в стране официально было объявлено об эпидемии черной оспы. Был ограничен выезд и въезд в страну. Только за одну неделю с симптомами оспы в медучреждения Югославии обратились 2311 человек, 278 были определены в карантин. В Югославии объявили о массовой вакцинации. Вакцину и ревакцину от вариолы вера получили 90% жителей страны, 18 миллионов!

История умалчивает, каким образом вирус был занес вирус и черногорское село Мурино, расположенное на севере Черногории, неподалеку от сербского Косово. Скорее, всего кто-то из местных жителей побывал в гостях у зараженных, или наоборот. Но в селе были зафиксированы заболевшие. Село Мурино немедленно закрыли на карантин, который продлился один месяц. Жителям было запрещено выходить на улицу, а те, кто работал, обязаны были проходить дезинфекцию на рабочих местах и дома.

В селе тогда было всего два телевизора, и новости из внешнего мира жители получали из радиопередач и газет, которые доставлял почтальон. Люди восприняли объявленную эпидемию очень серьезно и соблюдали все меры, предписанные югославскими вирусологами и эпидемиологами. Тогда вера в медиков была настолько сильна, что никто даже не осмеливался спорить или обсуждать действия врачей и правительства по карантинным мерам. А тем более, отказываться от вакцинации. Паники и страха в селе не наблюдалось. Жители сидели строго по домам.

Эпидемия испанского гриппа в Югославии закончилась в середине мая 1972 года, когда из больницы выписался последний выздоровевший пациент. За время эпидемии в стране от черной оспы скончались 35 человек, в том числе две медсестры, лечившие того самого Латифа в Чачке и Белграде. Были заражены еще четверо медиков: три врача и медсестра.

Хорватский сценарист Горан Маркович в художественном фильме Variola Vera рассказал об этой трагической странице в истории Югославии.

Сам Ибрагим Хоти, в крови которого были обнаружили следы вируса, был госпитализирован и выписался абсолютно здоровым.  

Гуля Смагулова, главный редактор журнала “Русский вестник-Черногория”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *