«Атака мертвецов», или «Русские не сдаются»

Screenshot_12В далекие 20-ые годы XX столетия Черногория принимала у себя первую волну российских эмигрантов, вынужденных покинуть охваченную огнем гражданской войны Россию. Дворяне, помещики, офицеры, интеллигенция, не принявшие революцию 1917 года, прибывали в Сербию и Черногорию в надежде, что здесь, среди православного народа разлука с Родиной не будет казаться такой тягостной и тоскливой. Так в Черногории, являвшейся в те годы частью Королевства Югославии, появился убеленный сединой, статный, с офицерской выправкой русский генерал, чей военный китель украшали солидные награды. Николай Бржозовский, известный в России как комендант крепости Осовец и участник знаменитой битвы Первой мировой войны, вошедшей в историю под названием «Атака мертвецов». Генерал-лейтенант прибыл в Черногорию из норвежского военного лагеря Варнес, где он был зарегистрирован 20 апреля 1920 года. История умалчивает, каким образом генерал попал в Черногорию. Но местные архивы упоминают его имя в связи с созданием в Которском заливе, в местечке Прчань, инвалидного дома для русских военных переселенцев. Эмигранты относились к генералу Бржозовскому, который в дореволюционные времена в России считался национальным героем, с огромным уважением и почтением. Поэтому, когда встал вопрос о назначении директора инвалидного дома, дилеммы не было. Так бывший комендант Осовецкой крепости стал руководителем боко-которской «военной богадельни», как в России называли инвалидные дома, где содержались изувеченные на фронтах офицеры и солдаты царской армии. В нашу редакцию обратился историк из г. Воронеж Виктор Бахтин с просьбой помочь найти место захоронения и любые сведения о Николае Бржозовском. Официальные источники располагают скупой информацией о последних годах жизни Николая Бржозовского. Известно лишь что русский генерал скончался в Черногории, но место его захоронения не известно. Предлагаем вашему вниманию рассказ воронежского историка о прославленном герое.

11910736_919187461485641_636440262_nВ августе этого года исполнилось 100 лет подвигу, который в советские времена был незаслуженно предан забвению. 40 бойцов 13-ой роты 226-го пехотного Землянского полка после массированной немецкой газо-баллонной атаки крепости Осовец пошли в контратаку. Подвиг, который не имел аналогов во всей мировой истории. Это легендарное событие получило название «Атака мертвецов», после которой во французской газете Figaro появилась статья под заголовком «Русские не сдаются». В атаке участвовали и русские, и поляки, и грузины… Но в целом это событие стало образцом мужества и отваги русской армии.

В наше время Россия снова находится в поисках своей идентичности. События Первой мировой войны трактуются историками и общественными деятелями диаметрально противоположно. Но многие в современной России хотят восстановить историческую справедливость и показать, что Первая мировая война, которую сотню лет назад называли Великой или Второй Отечественной войной, является также исторической гордостью.

Идею увековечивания памяти героев обороны крепости Осовец высказали еще в 1917 году непосредственные ее участники – Всеволод Буняковский и Михаил Свечников. Так и родился своеобразный мемориал памяти в уездном Землянске Воронежской губернии. Земские деятели на городском кладбище устроили мемориальный комплекс, где хоронили умерших от ран и устанавливали доски с именами павших в «Великой Европейской войне». Среди них были и защитники крепости.

В настоящее время от данного мемориала, увы, ничего не осталось. Через сто лет в России решили увековечить память героев Великой войны. В Землянске и Пскове заложили камни в честь будущих памятников героям «атаки мертвецов». Во многих городах России прошли мероприятия, приуроченные к столетию подвига в Осовце. И сегодня российские историки разыскивают место захоронения коменданта крепости Николая Бржозовского, чтобы отдать дань памяти этому прославленному герою.

11912898_919183524819368_299079465_nГенерал Бржозовский родился 20 декабря 1857 года в дворянской семье. Как многие мальчики из дворянских семей, он выбрал карьеру военного. Образование получил в Полоцкой военной гимназии. На службу поступил 1 сентября 1874 года после окончания 2-го военного Константиновского училища в чине прапорщика. Принимал участие в русско-турецкой войне. За боевые заслуги в походе русской армии в Китай получил звание подполковника. Вновь воевал на Дальнем Востоке – в русско-японской войне, где был ранен и контужен и получил «Золотое оружие» и звание подполковника.

В 1911 году он был назначен начальником Осовецкой крепостной артиллерии и получил звание генерал-майора. В этой должности он и встретил Первую мировую войну. Немцы появились под крепостью уже в сентябре 1914 года. К ее стенам подошли передовые части 8-й германской армии, всего около 40 пехотных батальонов. 9 октября из 60 пушек, доставленных из прусского Кенигсберга, начался массированный артиллерийский обстрел крепости, который продолжался в течение двух дней.

11 октября немецкая пехота пошла на штурм, но была отброшена мощным пулеметно-орудийным огнем. Комендант крепости генерал-лейтенант Карл-Август Шульман глубокой ночью бросил солдат в две стремительные фланговые контратаки. Немецкая штурмовая позиция оказалась зажата с двух сторон, возникла угроза разом потерять всю тяжелую артиллерию. Осаду Осовца немцам пришлось снимать, дабы не рисковать ценнейшим тяжелым вооружением.

В январе 1915 года комендантом крепости был назначен Николай Бржозовский. А уже в начале февраля началось новое наступление германских войск. Крепостная артиллерия под командованием генерал-майора Бржозовского умело организовала оборону и метким огнем остановила наступление противника. Буквально за месяц Бржозовский создал ряд укрепленных позиций, а с 12 февраля закипели тяжелые кровопролитные бои. Немецкая артиллерия буквально забрасывала крепость снарядами, в том числе и из известных «Больших Берт». Шестидесятипудовые заряды этих пушек, весившие около тонны, русские солдаты окрестили «чемоданами». К 22 февраля 1915 года германские войска ценой больших потерь сумели пробить предполье Осовца.

Германский император Вильгельм II, находившийся в это время на фронте, даже смог осмотреть укрепления русской цитадели в оптические приборы. Укрепления Осовца не произвели на него впечатления. В одном из последующих приказов кайзер назвал Осовец «игрушечной крепостью» и поставил задачу захватить ее максимум за 10 дней, что было его большой ошибкой. Выполняя указание кайзера, немецкие войска пытались овладеть Сосненской позицией. Этот замысел не удался.

859850f7cc45820cd833370c49635513Комендант Осовца Николай Бржозовский вовремя разгадал планы немцев и ответил на их сосредоточение к штурму решительными ночными вылазками. К 25 февраля немцы установили в предполье крепости 66 тяжелых орудий, выпустив около 200 тысяч тяжелых снарядов. Николай Бржозовский в ответной телеграмме командованию спокойно сообщал: «Никаких оснований для беспокойства нет. Боезапас достаточен, все на местах. Возможности отступления из крепости командованием не рассматриваются».

Утром 28 февраля германская армия пыталась штурмовать Осовец. Но опять итог наступления был печален. Умелым огнем крепостной артиллерии и ружейным огнем пехоты штурмовые колонны немцев были рассеяны. Артиллеристам Бржозовского удалось уничтожить две «Больших Берты» и более трехсот 900-килограммовых снарядов. Немцы в последующие дни продолжали обстреливать крепость.

182779.p8746С марта 1915 года противоборство стало пассивным. С июля вновь началась активная фаза борьбы за крепость. Немецкое командование решило изменить тактику борьбы с несломленным гарнизоном. Было принято решение применить химическое оружие. 6 августа в 4 часа утра 30 газовых батарей, в несколько тысяч баллонов каждая, выпустили газ. Одновременно германская артиллерия открыла сильнейший огонь, после чего приблизительно через 40 минут пехота перешла в наступление.

Ядовитый газ привел к огромным потерям среди защитников Осовца, от газов в первые же часы погибло более полутора тысяч офицеров и нижних чинов. В этой ситуации поразительное самообладание и решительность проявил генерал Бржозовский. Он отдал приказ всей крепостной артиллерии открыть огонь по наступающим немцам. Одновременно все подразделения Заречного форта, невзирая на отравление, получили приказ перейти в контратаку под руководством подпоручика Владимира Котлинского, военного топографа 226-го Землянского пехотного полка.

1Эта героическая атака умиравших от удушья русских солдат получила в истории Великой войны название «Атака мертвецов». Немцы дрогнули и отступили. 60 русских бойцов обратили в бегство семидесятитысячную германскую армию. Но исход войны был не на стороне защитников гарнизона. Крепость пришлось сдать. Все, что было возможно, вывезли; остальное – взорвали. По преданию, генерал Бржозовский лично замкнул электрическую цепь для первого взрыва. Только через несколько дней разведывательный отряд 61-го Ганноверского пехотного полка вошел в дымящиеся развалины того, что еще недавно было неприступной Осовецкой твердыней. Затем Бржозовский возглавил 44-ый армейский корпус. Октябрьскую революцию он не признал и примкнул к Белому движению. Состоял в резерве чинов Добровольческой армии. Летом 1919 года прибыл на службу в войска Северной области в распоряжение тамошнего генерал-губернатора. 21 июля 1919 года назначен начальником гарнизона г. Архангельска и окрестностей, в сентябре 1919 года назначен заместителем генерал-губернатора Северной области и начальником обороны г. Архангельска.

Председатель Георгиевской Думы Северной области после поражения Белого движения, как и сотни тысяч русских, оказался в эмиграции.

ВИКТОР БАХТИН, ВОРОНЕЖ
ВИКТОР БАХТИН, ВОРОНЕЖ

Автор статьи искренне надеется, что публикация о коменданте героической, непокоренной крепости Осовец вызовет интерес в Черногории и позволит выяснить черногорский период жизни Николая Бржозовского. И на могиле генерала, отдавшего приказ о проведении знаменитой «атаки мертвецов», будут возложены цветы в знак признательности за его заслуги перед Россией.

***

От редакции «Русского вестника» Мы связались со православным священником, протоиереем Момчило Кривокапичем из Котора, который хранит архив инвалидного дома в Прчани и помогал российским журналистам, историкам собирать информацию о русских эмигрантов тех времен. К сожалению, ничего о Николая Бржозовском он не знает, ему не известно ничего и о месте захоронения генерала.

Он рассказал, что старое кладбище в Шкалярах, где хоронили постояльцев прчаньского дома инвалидов, в коммунистические времена снесли. Священник всеми силами боролся за сохранение кладбища. Некоторые останки удалось перенести на новое городское кладбище. По словам отца Момчило, во время Второй мировой войны, русские эмигранты, оставшиеся без средств к сосуществованию, голодали, а некоторые даже умирали от нехватки еды и медикаментов. После войны коммунисты экспроприировали здание Дома русских инвалидов. Постепенно здание пришло в негодность, и сегодня из себя представляет развалины

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *