«Дружным залпом отвечали мы французам…»

Тильзитский мир
Тильзитский мир

В конце XVIII – начале XIX веков социально-политическая жизнь Европы буквально бурлила: французская революция, походы и завоевания Наполеона, подписания мирных договоров, вновь войны и битвы, связанные с продвижением французов на восток и юг.

В те времена маленькая Черногория боролась не только за международное признание, но и за элементарное выживание, сохранение своей национальной идентичности. Серьезная опасность для Черногории тогда исходила от Скадарского визиря Махмуда-паши Бушатлии, албанского вельможи, который наводил страх на своих соседей. Его побаивался даже сам Султан Османской империи. Когда Махмуд-паша разгромил армию Султана, которая была отправлена в Скадар с целью наказать албанского вельможу за сепаратистские настроения, он решил, что настал его звездный час и он может идти с походами на своих соседей.

Махмуд-паша Бушатлия
Махмуд-паша Бушатлия

Махмуд-паша решил подчинить себе и Черногорию, которую он считал неотъемлемой частью своего санджака (губернии). Дважды кровожадный сосед отправлял свои войска на покорение Черногории, но каждый раз получал достойный отпор. Летом 1796 года черногорцы во главе с епископом Петром Петровичем Негошем разгромили его войска в боях под Мартиновичами и Крусе (ныне это предместья Подгорицы). В битве за Крусе сам Махмуд-паша сложил голову, а черногорцы заполучили военные трофеи, среди которых были именной меч и пистолет самого визиря, переданные затем в дар епископу. Позже тот отправил эти трофеи в качестве подарка российскому императору Павлу I и наследнику престола Александру I. Победа над Махмудом-пашой вызвала восхищение всей Европы, и особенно радовались достижениям черногорцев в России, которая испокон веку была их союзником и другом.

Адмирал Сенявин
Адмирал Сенявин

В 1797 году епископ Петр Петрович Негош направил запрос российскому правительству об объявлении официального покровительства России над Черногорией. Это предложение поставило нового императора Павла I в двусмысленную ситуацию. Нельзя было отказаться от своего традиционного влияния на Черногорию, но с другой стороны – открыто взять под свое покровительство это государство было рискованным делом. Как из-за реакции Европы, так и Османской империи, которой Черногория на тот момент официально принадлежала. Император Павел не мог пойти на такой шаг, и он принял соломоново решение: издал указ о награждении епископа Петра Негоша самым значимым российским военным знаком отличия – орденом Александра Невского Первой степени, а 15 черногорских офицеров – золотыми и серебряными медалями.

Никогда в истории Черногории значение одной награды не было настолько весомым, как орден, полученный епископом Петром I. С тех пор в официальных письмах к своим титулам он непременно добавлял: «Святого Александра Невского кавалер». А в следующем году император Павел издал указ о выделении черногорскому народу годовой финансовой субсидии в размере 1000 золотых в знак сохранения и укрепления дружбы между двумя государствами.

Согласно условиям Кампо-Формийского мира, договору между Францией и Австрией, подписанному 18 октября 1797 года, Бока Которска и другие венецианские владения на южнославянском побережье перешли под протекторат Австрии. И Черногория заполучила очень мощных и опасных соседей, которые не внушали особого доверия. Пресбургский мир 1805 года обязал Австрию отдать Наполеону Далмацию и Бока-Которский залив. Этому решению воспротивилась Россия, и в начале 1806 года в Которский залив зашла эскадра во главе с командующим российским флотом в Адриатическом море легендарным адмиралом Дмитрием Николаевичем Сенявиным.

В то время в Черногорию в качестве эмиссара императора Александра I был отправлен с дипломатической миссией и действительный статский советник Стефан Андреевич Санковский, оставивший глубокий след в политической жизни России и Черногории. 28 марта 1806 на флагман «Селафиил» прибыли епископ Петр I и Стефан Санковский и сообщили адмиралу Сенявину, что бокельцы готовы воевать под флагом Императора Всероссийского. Таким образом, в 1806 году Которский залив перешел под защиту Российского государства. Началось наступление по австрийским позициям. Под натиском российско-черногорских войск австрийцы были вынуждены сдать Герцег-Нови. Власти Дубровника же решили принять французскую оккупацию, что не входило в планы русских и черногорцев, и поэтому было принято решение атаковать Дубровник с моря и с суши.

Черногорское войско вытеснило французов на территории от Цавтата до Бргата. А в середине 1806 года под Бргатом, ныне это поселок в Хорватии, состоялось жесточайшее военное сражение. Под предводительством епископа Петра Негоша 3500 черногорцев и бокельцев вместе с 1200 русскими воинами под командой князя Вяземского атаковали и заняли Бргат. Черногорцы затем осадили Дубровник, но взять крепость штурмом не удалось. Французское войско, возглавляемое маршалом Мармоном, сняло блокаду Дубровника и выдвинулось в сторону Герцег-Нового с целью отвоевать занятые черногорцами позиции. Девять дней длилась битва, в которой войско Мармона потерпело поражение. 3000 французских солдат и офицеров были убиты и ранены. Черногорцы, бокельцы и русские имели гораздо меньшие потери – 800 человек убитых и раненых.

В декабре 1806 черногорско-русская армия вторглась на остров Корчула. В результате блестящей военной операции был взят в плен командир французской армии Орфенго со всем гарнизоном, но и со стороны русских и черногорцев были большие потери. За храбрость и умение в бою, за взятие Корчулы брат епископа Саво Марков Петрович был награжден российским орденом Святого Георгия IV степени. А его племянник Станко Степов, который был ранен в сражении, получил позолоченный меч и орден Святой Анны.

Эта славная победа черногорского оружия вдохновила Александра Сергеевича Пушкина написать знаменитую героическую балладу «Бонапарт и черногорцы».

Бонапарт и черногорцы

«Черногорцы! Что такое? —

Бонапарте вопросил: —

Правда ль: это племя злое

Не боится наших сил?

Так раскаятся ж нахалы:

Объявить их старшинам,

Чтобы ружья и кинжалы

Все несли к моим ногам».

Вот он шлет на нас пехоту

С сотней пушек и мортир,

И своих мамлюков роту,

И косматых кирасир.

Нам сдаваться нет охоты, —

Черногорцы таковы!

Для коней и для пехоты

Камни есть у нас и рвы…

Мы засели в наши норы

И гостей незваных ждем, —

Вот они вступили в горы,

Истребляя всё кругом.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Идут тесно под скалами.

Вдруг, смятение!.. Глядят:

У себя над головами

Красных шапок видят ряд.

«Стой! Пали! Пусть каждый сбросит

Черногорца одного.

Здесь пощады враг не просит:

Не щадите ж никого!»

Ружья грянули, — упали

Шапки красные с шестов:

Мы под ними ниц лежали,

Притаясь между кустов.

Дружным залпом отвечали

Мы французам. — «Это что? —

Удивясь, они сказали: —

Эхо, что ли?» Нет, не то!

Их полковник повалился.

С ним сто двадцать человек.

Весь отряд его смутился,

Кто, как мог, пустился в бег.

И французы ненавидят

С той поры наш вольный край

И краснеют, коль завидят

Шапку нашу невзначай.

А. С. Пушкин

С 1806 года Бока Которская находилась под русским управлением, и гражданским администрированием территории занимался сам Стефан Санковский. Однако уже в следующем году четвертая антинаполеоновская коалиция потерпела поражение в

Петр Радосавович, историк
Петр Радосавович,
историк

Европе, Россия проиграла битву за Неман, в результате чего между Александром I и Наполеоном 21.06.1807 года был подписан Тильзитский мир. Согласно этому договору, Россия передала Боку Которскую и Ионические острова Франции. На этом и закончилось русское управление на территории Боки Которской, которое продлилось один год и три месяца. Епископ Петр Негош и Стефан Санковский не скрывали своего глубокого разочарования и очень сожалели, что отвоеванные кровью черногорцев и русских позиции пришлось вновь вернуть неприятелю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *