Ирина Прокофьева: « Как я стала подсудимой модного суда»

Ирина Прокофьева
Ирина Прокофьева

Ирина Прокофьева и ее супруг Сергей Сапожников, генеральный директор «Ассамблеи искусств», известный музыкант, искусствовед и публицист – большие поклонники Черногории. Частенько их можно увидеть здесь на мероприятиях с участием русскоязычной диаспоры. Да и сами они два года подряд организуют в г. Бар российско-черногорские фестивали детского творчества. Благодаря Ирине и Сергею в свое время многие начинающие талантливые исполнители в бывшем Советском Союзе и в современной России смогли выйти на большую сцену, их имена зазвучали на международных конкурсах и фестивалях. Многие звезды музыкальной сцены считают их своими наставниками и учителями.

Сергей и Ирина живут вместе в счастливом браке уже 30 лет. Вместе воспитали сына Ирины – Дмитрия, ныне известного виолончелиста, солиста Государственного камерного оркестра «Виртуозы Москвы». Эта милая интеллигентная пара всегда вместе, они бережно и с любовью относятся друг к другу.

Недавно на очередном мероприятии «Русскоязычной диаспоры в Черногории», где Ирина Прокофьева возглавляет совет по культуре, мы встретились вновь. У Ирины по-особенному горели глаза, и в облике что-то изменилось. Помолодела. «Вы, наверное, заметили во мне перемены? – спросила Ирина. – Мы только что прилетели из Москвы, и я снималась в «Модном приговоре». Видите, как меня изменили стилисты? Эфир будет 22 октября». Да, действительно, вместо привычно хвоста появилась симпатичная короткая стрижка. Да и вообще, моя собеседница вся светилась изнутри.

Оказалось, что съемки в популярной передаче – дело рук ее супруга Сергея. В начале этого года он решил приготовить любимой жене необычный сюрприз – написал письмо в программу «Модный приговор» с просьбой снять Ирину в качестве главной героини. Живут вместе три десятка лет, и он никогда не видит ее в юбке или платье. Постоянно брюки, джинсы, брючные костюмы. Повлиять на жену Сергею никак не удавалось, Ирина стояла на своем – мне так удобно. Она стеснялась своих ног, своей шеи, которую скрывала за длинными волосами. Несмотря на свою публичность, у этой яркой женщины были комплексы по поводу внешности, и даже супругу не удавалось ее в этом переубедить. Вот как Ирина Сергеевна описала метаморфозы, произошедшие с ней в Останкино:

– Ответили на письмо из Останкино ровно через полгода, когда Сергей и забыл о том. Позвонили по телефону и пригласили на разговор в редакцию «Модного приговора». Мы были на даче, где ремонтировали протекающую крышу, и как были в садовом антураже, так и отправились на телевидение. Встретила нас красивая, модно одетая девушка. Долго нас расспрашивала о наших с Сергеем взаимоотношениях, о моем детстве, учебе, работе. Затем осмотрели мою фигуру, на каблуках и без них. А через неделю вновь раздался звонок из редакции, и нам сообщили, что я прошла кастинг. Нас пригласили на съемки.

Пришлось срочно менять авиабилеты, так как мы собирались лететь в Черногорию, где у нас в Доброй Воде куплен уютный домик. Пришлось переделывать визу в черногорском консульстве, которую мы брали на 3 месяца. Поездка была отложена на двк недели.

На следующий день к нам домой приехали телевизионщики – снимать, как нам сказали, маленький профайл, и пробыли у нас почти целый день. Снимали клип, который идет в начале передачи, в игровой юмористической форме. В ход пошли детали интерьера квартиры, музыкальные инструменты, шторы, простыни. Креативная редакторша на ходу придумывала сюжет сценария, а мы исполняли роли. Вместе с редакторами мы придумали название – «Дело о конфликте на интеллигентном уровне».

На следующий день нас отправили в магазин, где мы должны были найти подходящие наряды. Это был маленький бутик с ограниченным ассортиментом платьев и аксессуаров. Выбрать что-либо стоящее было трудно, к тому же и времени оставалось в обрез. Сергей начал предлагать мне модные штучки, а я стояла на своем – мне нужны удобные вещи. В конечном итоге, общими усилиями мы выбрали три комплекта одежды.

На следующий день меня отправили в торговый центр «Метрополис» на Войковской, где уже со мной работали стилисты. Завели в примерочную без зеркал, и начался подбор одежды. Я, естественно, не видела себя со стороны. На меня надели корректирующее белье, и моя фигура стала гораздо стройнее.

Меня строго-настрого предупредили, чтобы я пришла на главную съемку без макияжа и ничего не предпринимала с волосами. Кроме того, мы должны были пригласить своих друзей-болельщиков. К сожалению, не смог прийти на передачу наш сын Дмитрий, он улетел с гастролями на Дальний Восток. Но пришли наши ученики, друзья. Василий Немирович-Данченко, внук основателя Художественного театра, заведующей музыкальной частью МХТ им.А.П. Чехова, затем вручал цветы. Друг нашей семьи, известный кинорежиссер и сценарист Георгий Юнгвальд-Хилькевич вместе со своей супругой Надирой и дочерью был приглашен в качестве критика. Кстати, их дочь Нина, когда ей было всего 3 годика, участвовала в одном из наших спектаклей.

Перед началом передачи мы разговорились с моим «защитником», певицей Надеждой Бабкиной, вспомнили, как в 1975 году мы организовывали концерты для ее начинающего коллектива в красных уголках. Было приятно, что во время передачи она сказала, что помнит эти годы и «долг платежом красен».

Когда мне предоставили слово, как «подсудимой» модного суда, я вспомнила слова одной женщины, которая также побывала в моей роли, что жизнь в 38 лет закончилась и наступила старость. Про себя же я могу сказать, что моя жизнь после 60 лет только началась. Недавно я сдала экзамены на водительские права и села за руль автомобиля. Будучи в зрелом возрасте, выучила английский язык для того, чтобы вести концерты в англоязычных странах. А теперь учу усиленно сербский, так как последние два года мы организовываем концерты в Черногории. Ведущий программы, «председатель» «модного суда» Александр Васильев, который, как я слышала, тоже часто бывает в Черногории, перебросился со мной парой фраз на сербском. Видимо, ему было тоже приятно поговорить на языке страны, которую мы очень любим.

Вся передача проходила в реальном времени, в этот же день снималось еще три выпуска «Приговора». Объявили перерыв на три часа, а меня отправили к стилистам. Действительно, я попала в темную комнату, где стены были выкрашены в черный цвет и не было ни одного зеркала. Затем меня передали в руки парикмахера, которая отстригла мои длинные волосы. Впервые в жизни у меня появилась короткая стрижка. Затем покрасили корни в темный цвет и концы волос в светлые тона. Сказали, что это последний писк моды.

Визажистка занималась моим лицом почти два часа. Она буквально прокрашивала кисточкой каждую мою морщинку. И когда я вышла из темной комнаты на подиум и передо мной распахнули створки зеркала, я онемела. Со мной случился самый настоящий шок. На меня из зеркала смотрела другая женщина, я не могла себя узнать. У меня от неожиданности пропал голос, я пыталась что-то сказать, а у меня получался какой-то писк. Когда я пришла в себя, меня вновь отправили за кулисы переодеваться. На эту процедуру отводилось буквально несколько минут.

За кулисами на меня набросилось около десятка стилистов, которые надевали, снимали, примеряли, что подходит, что нет. Никакой предварительной подготовки не было, один экспромт.

На месте мне подбирали аксессуары, колготки, туфли. Не могу сказать, что наряды сидели на мне идеально. Шляпка ко второму костюму была неуместна, и только последнее синее платье сидело на мне как влитое. Впрочем, я не принимала слишком всерьез все эти манипуляции, так как передача – это шоу, игра. Но главное, что проект «Модный приговор» позволяет женщинам на деле пересмотреть отношение к своему внешнему виду, поднимает самооценку.

Благодаря передаче я изменила взгляд на свой гардероб. Я поняла, что чем старше возраст у женщины, тем короче должна быть стрижка. Стилисты уверили меня, что у меня стройные ноги и нормальная шея. И теперь я могу без стеснения надевать юбки и платья, и такое желание у меня появилось!

В конце передачи, когда публика в зале проголосовала за выбор стилистов, мне было все равно, какие наряды мне достанутся, не за этим я сюда пришла. Главное, что благодаря «Модному приговору» я почувствовала себя увереннее и моложе. В день эфира 22 октября мы находились уже в Черногории. Телефон не замолкал:звонили друзья из России, Германии, Израиля, Австрии, Норвегии. Удивительно, что эту передачу смотрят и за-рубежом. А мой муж теперь смотрит на меня другими, влюбленными глазами. Он даже фразу такую сочинил: « Я перелюбил тебя с тех пор, как видел «Модный приговор». А на своей страничке в Интернете Сергей написал совет для мужчин: «Чем разводиться, лучше изменить жене прическу и гардероб, и можно вновь в нее влюбиться».

 

Досье

Ирина Прокофьева, арт-директор российской благотворительной общественной организации «Ассамблеи искусств». Окончила Московскую государственную консерваторию им. П.И.Чайковского. Работала музыкальным редактором радиовещания на социалистические страны в Гостелерадио СССР, ведущим консультантом в Комиссии по работе с творческой молодежью Союза композиторов. Заслуженный работник культуры Российской Федерации.

Записала
Гуля Смагулова.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *