Язык без санкций

В прошлом номере нашего журнала мы рассказали о преподавателе русского языка и литературы, магистре педагогических наук Миомире Войиновиче из черногорского города Биело Поле, который вошел в число 50 победителей Международного Пушкинского конкурса, организованного редакцией «Российская газета» для учителей-русистов. Миомир – единственный лауреат из Черногории. Восьмого сентября этого года в Москву, на Красной Площади будут вручены награды победителям. Мы публикуем эссе, которое русист из Биело Поле отправлял на конкурс – «Язык без санкций. Профессионализм или мужество требуется сегодня педагогу-русисту?».

В сопроводительной записке к условиям конкурса сказано, что «плох тот преподаватель русского языка, который не мечтает стать лауреатом Пушкинского конкурса». В моей биографии, наверное, уже отмечено, что я не был столь плохим преподавателем.

Можно ли сегодня профессионализм и мужество в преподавании русского языка рассматривать отдельно, или они настолько переплетены, что через проявление одного появляется и другое. Думаю, что для обоих нужна ЛЮБОВЬ…а она либо есть, либо ее нет. Любовь достаточно сильна, чтобы наполнить нас мужеством проявить свой профессионализм.

И если этот рассказ о том, как зарождалась моя любовь к русскому языку, русскому народу, русской культуре оставит след, и в этом мире станет хотя бы одним русофилом больше – я буду считать, что добился успеха! С чего начать?– Может быть, с тех детских лет, когда моя мама, работавшая преподавателем русского языка, начала объяснять мне тонкие нюансы русского языка, русской души, которые и по сей день остаются частью меня.

Столько лет спустя с улыбкой вспоминаю эпизод, когда на почтовой марке увидел образ Чебурашки, и прозвучавшие слова мамы: «Когда станешь взрослым и по-настоящему полюбишь этот язык, может быть, и отправишься в Россию, и познакомишься с этим странноватым, но милым существом с большими ушами». И как это в жизни бывает, годы спустя я действительно пел с друзьями всем известный припев: «К сожаленью день рождения только раз в году». Вот так, 40 с лишним лет назад, я «заразился» вирусом русской культуры.

Продолжаю рассказ, и в мыслях возвращаюсь в давний 1985 год, когда на Олимпиаде по русскому языку среди учащихся начальных школ я занял первое место в Черногории. Я знаю, что сегодня это не столь важно, но по сей день будто слышу слова председателя экзаменационной комиссии в г. Никшич, который в переполненном классе громким голосом сообщает, что я – первый в истории участник конкурса, набравший все 100 баллов! Как я в тот момент гордился собой, не понимая, что на самом деле пара тысяч километров отделяют меня от «родины Чебурашки». Роман «Война и мир», подаренный мне организаторами конкурса в качестве приза, только годы спустя стал предметом моего пристального внимания.

Пролетали дни, месяцы, годы. Надо было доказывать свою состоятельность в гимназии, и поступательно приближаться к осуществлению родительской мечты, чтобы сын-отличник поступил на медицинский факультет одного из престижных университетов бывшей Югославии. С таким багажом, и уже полученным опытом участия в конкурсах на знание русского языка я дождался Олимпиады среди лучших филологов-гимназистов. К тому моменту я обладал достаточным опытом, чтобы уверенно завоевать звание чемпиона, не подозревая, что этот титул заодно станет и моим пропуском туда, где царят ПРОФЕССИОНАЛИЗМ И МУЖЕСТВО. Чемпионы конкурса в итоге были награждены поездкой в Москву и Ленинград. Вместе со мной в путешествие отправились представители всех республик тогдашней единственной и неделимой Югославии. Черногорцы, сербы, хорваты, боснийцы, словенцы и македонцы – мы все были вместе. Что мы, юные ребята, тогда могли знать о судьбе, которая уготована нашей стране?!

Да и кто нас спрашивал, что мы думаем о Югославии? Политиков не интересует мнение каких-то гимназистов на счет того, является ли Сараево самым югославским городом, или Косово – неотъемлемой частью Сербии. Гражданская война, к сожалению, раздробила на кусочки страну, в которой я родился. Из того самого Сараево в Москву отправился парень, ставший в итоге моим другом «до гробовой доски», как говорят у нас, а заодно и соседом по комнате общежития № 1108 на Проспекте Вернадского, 88. Годы спустя, он же стал моим крестным, и связывающая нас нить неразрывна. Он знает, чем я увлекаюсь, чем живу, и сегодня, вместо модных нынче электронных книг, привозит из России любимые мной «бумажные» издания – то биографию Сергея Белова, то свежие номера газеты «Спорт-Экспресс». То незабываемое путешествие в 1987-м и было началом нашей дружбы.

И пусть не обижаются на меня (а если обидятся, зла держать не буду!) бизнесмены, туристы, политики и все другие, кто может без особых проблем раскошелиться на пару-тройку сотен евро, купить авиабилет, и за неполные три часа добраться до какого-то из московских аэропортов. Вы многое пропустили, друзья мои, если не ездили в Россию на фирменном поезде Белград-Москва, несшим имя Александра Сергеевича Пушкина, в который мы, студенты из других югославских республик, садились в столице нашей бывшей Родины.
Все начиналось в этом красивом «Белом городе». Учитывая, что поезд отправлялся поздно ночью, в Белград мы обычно приезжали «с запасом» на пару дней, и останавливались у родственников или друзей. Естественно, Россия была центральной темой в наших беседах, каждый раз я старался словами передать красоту тех мест, которые видел, похвастаться, что ни у кого больше нет такого чуда, как Бородинская панорама, и что именно мне повезло стать одним из тех, кто «принимал участие в этом сражении».

Белград-Нови Сад-Келебия-Будапешт-Захонь-Чоп-Львов-Хмельницкий-Киев-Конотоп-Брянск-Москва (с ее прекрасным Киевским вокзалом – конечным пунктом назначения). И сегодня, 31 год спустя, разбудите меня среди ночи, и я сходу назову вам города, которые впервые увидел в далеком 1987-ом.

В памяти сразу всплывает образ вежливого проводника, который встречает пассажиров на русском языке, что с первых секунд свидетельствует о величии языка и образцом, как нужно беречь его и свою национальную культуру. В самом поезде все инструкции тоже на русском языке. В последующие двое суток спальный вагон комфортабельного «Пушкина» становится вашим «домом на колесах», и любой эпизод этого 43-часового путешествия дарит вам незабываемые воспоминания. В купе заказываете чай, и это еще один обязательный «ритуал» который запоминается надолго. С проводниками и попутчиками разговариваете на русском, и чувство близости двух славянских народов наполняет вас радостью. В то же время, вы гордитесь своими школьными знаниями, которые позволяют вам свободно общаться на языке великих классиков литературы.

Чувство гордости усиливают комплименты ваших новых знакомых – они хвалят ваше произношение и грамматически правильно построенные предложения. Первый контакт с носителями русского языка дает вам дополнительный стимул продолжать совершенствоваться, так как уже сейчас вы знаете: все те часы и часы упражнений, огромные усилия, вложенные в изучение одного из самых трудных языков мира, были потрачены не напрасно, и вы на практике пожинаете плоды своего труда, а по прошествии времени ваши знания станут еще глубже.

Путешествие и с географической точки зрения полно прекрасных воспоминаний. За вами только что остались красивые пейзажи Воеводины, поля подсолнечников и бесконечные равнины, а вы уже в Будапеште – в одном из красивейших европейских городов. Здесь поезд стоит немного дольше, и у вас есть возможность размять ноги, прогуляться по улицам старой Пешты. Едем дальше! Равнины, сосновые боры, стройные, красивые березы, симпатичные деревни с домиками с деревянными крышами, горные высоты, украинская часть прекрасных Карпатов… и Чоп. Каждый, кто хотя бы раз ездил на этом поезде, расскажет вам про Чоп – украинский городок на границе Венгрии и бывшего СССР, в котором поезд стоит почти четыре часа из-за перехода на более широкую, «русскую» колею. Во время остановки обычно завязываешь новые знакомства, коротаешь время до отправки.

И наконец… Москва! Поезд медленно скользит к перрону Киевского вокзала, смотрю в окно и вижу фигуры встречающих своих близких с дальней дороги, тут и неизбежные грузчики со своими тележками, таксисты, железнодорожники. И сколько бы я ни ходил по этому перрону, в качестве встречающего или встречаемого, меня каждый раз переполняло ощущение счастья и взволнованности.

С 17 лет мне хотелось своими глазами убедиться в том, что Красная площадь поистине красивая, а не красная. Те первые полчаса на самой красивой в мире площади остаются в памяти навсегда. Исторический музей, храм Василия Блаженного, мавзолей Ленина, ГУМ и широко известная смена караула, которую мне никогда не удавалось «поймать». Неужели это тот самый ВЕЧНЫЙ ОГОНЬ из учебника для седьмого класса?! Все выглядело как-то нереально, а с другой стороны – правдиво.

Два года спустя я получил письмо, чуть позже раздался телефонный звонок. Министерство образования СССР приглашало меня изучать русский язык и литературу. Учебу на одном из московских университетов оплачивала принимающая сторона. Эй, они хотят похоронить мечту моих родителей, чтобы их сын стал врачом! Нужно было принимать решение – гнаться дальше за белым халатом или за дипломом преподавателя русского языка и литературы. На семейном совете были рассмотрены все варианты, и решено, чтобы я поехал учиться в далекую, но братскую Россию. Пытаться стать медиком будет уже кто-то другой в нашей семье. Тем временем, я готовлюсь к отъезду, предвкушая разгадки многих секретов, как например, почему знакомое мне с детства «оборотное R» произносится как «Я».
В августе 1989 года мне предстояло впервые войти в самолет в белградском аэропорту «Сурчин» (ныне «Никола Тесла»). Через 2 часа 40 минут кто-то должен был меня встретить в московском «Шереметьево». Я отправлялся на поиски профессионализма и мужества.

«Шереметьево». Моя первая посадка. Тысячи людей куда-то торопятся. Я глазами ищу «своего» человека. Жду час, два, пять… слезы, чувство растерянности и поиск «двушки» – нужно позвонить людям, которые должны были быть тут. Но мои попытки найти кого-то тщетны. У этой истории все же счастливый конец – она заканчивается в посольстве Югославии, от сотрудников которого я получаю порцию «заслуженной» критики из-за опоздания. Конечно, во всем обвинили меня, а не тех, кто должны были меня встретить.

Несмотря на все, едем дальше. Прямо к Проспекту Вернадского, д. 88/2 и нашему общежитию, которое навсегда останется частью моих ярких жизненных воспоминаний, моих счастливых и менее счастливых моментов из студенческой жизни. За пять лет произошло слишком много всего, чтобы этот период уместить на паре-тройке страниц бумаги. Я бы, в первую очередь, обидел себя, а потом всех моих знакомых, друзей «югов», русских, поляков, болгар, греков, немцев, африканцев, азиатов, южноамериканцев. Пришлось бы выделить кого-то из преподавателей, какой- то предмет, отметку, культурное или спортивное событие. Не хочу этого делать теперь, не имею права. Мне больше нравится «вылавливать» из воспоминаний кусочки всего того, что было, и увенчалось 13 июня 1994 года, когда мне «особым решением Государственной экзаменационной комиссии присуждена ученая степень магистра наук».

Но прежде чем дойти до этой даты, я должен выделить один период, который вспоминаю теперь с улыбкой и осознанием, что так и должно было быть. Война в Югославии, давний 1992-й год, санкции в отношении моей страны. В результате югославским студентам отменили стипендии. Гиперинфляция в Черногории превратила заработки моих родителей в бесполезные купюры, и я стоял на распутье: вернуться домой и продолжить учебу на каком-то из местных факультетов или продолжить в Москве идти через тернии к звездам.

Родители заняли деньги, и по окончании летних каникул я вновь в хорошо знакомом фирменном поезде «Пушкин» еду в Москву. Вместе с моим другом «до гробовой доски» начинаем работать в одной нашей фирме, делаем все возможное, чтобы дойти до главной цели – диплома. На каждом шагу получаю поддержку преподавателей, друзей из братских стран, но в то же время натягиваю отношения с Йошко из Хорватии. Двадцать лет спустя, в 2012-м, мы с ним под водку с закуской «перелистаем» всю нашу студенческую дружбу и придем к выводу что, все-таки самое трудное, но и самое важное – это быть ЧЕЛОВЕКОМ!

Я должен вернуться к 13 июня. Мой самый счастливый и самый грустный день. Я плакал в этот день. В 1994-м когда узнал, что после пяти прекрасных лет я стал учителем русского языка и литературы и получил степень магистра наук. Ровно 15 лет спустя я плакал в состоянии глубочайшей печали, которую может испытать человек, когда в тот же день, 13 июня, остался без старшей дочки. Моя Анджела, моя бабочка, теперь где-то с небесных высот смотрит на своих сестер, маму и папу. Жизнь иногда, в один день, так безжалостно переплетает счастье и горесть, улыбку и слезы, радость и несчастье…

Пролетели года. Человечество движется вперед. Все эти чудеса интернета, мобильных коммуникаций, современных технологий ведут нас торопливыми шагами в какое-то новое время, к якобы более комфортному будущему. Нас будто поскорее тащат в завтрашний день, а мы толком и не оглянулись в наше прошлое. В эпоху технологического прогресса, в котором живем в «сверхзвуковом» режиме, молодежь сегодня больше заботится о том, какая версия Viber-a подходит к их смартфонам, но при этом очень мало знает о том, как и насколько исторически (не боюсь сказать – и судьбоносно) связаны Черногория с Россией. Не хочу отнимать у вас время и вспоминать многовековые, традиционные славянские связи наших народов, только процитирую Пушкина. Не лишним будет напомнить, как русскому, так и черногорскому школьнику его известные стихи:

***
«Черногорцы! Что такое? Бонапарте вопросил.
Правда ль это племя злое, не боится наших сил?

Дружным залпом отвечали мы французам. «Это что?
Удивясь, они сказали
– Эхо, что ли?»- «Нет, не то!»

И французы ненавидят с той поры наш вольный край,
И краснеют, коль завидят шапку нашу невзначай.
***

Таким образом, Александр Сергеевич поэтически приветствовал гордую и храбрую Черногорию и еще больше приблизил ее к «матушке» России.

Коснусь чуток того самого кусочка бумаги, на который все мы по-разному смотрим. Кому-то он служит в качестве прикрытия, кому-то как свидетельство. Кому-то для рейтинга или работы. Чтобы стать обладателем диплома, нужно сдать 56 экзаменов и зачетов. Это даст вам право передавать знания новым поколениям.

И не только великий Александр Сергеевич является частью русско-черногорских отношений. Какую страницу истории ни откроете, без разницы, черногорскую или русскую. Разве не приятно узнать, что Евгений Вучетич был советским скульптором черногорского происхождения. Ребята мои, именно этот скульптор с черногорскими корнями создал самый большой памятник, свидетельствующий о тяжелом военном времени, и символизирующий битву, которая перевернула ход Второй мировой войны. Великая Сталинградская битва! «Родина-мать зовет!» Скульптура на Мамаевом кургане в Волгограде высотой 85 м – это работа твоего и моего черногорца или русского, все равно.

Итак, с далекого теперь 1985 года до того самого 13 июня 1994-го, когда я с дипломом в руках покидал огромную и мощную Россию и ступал на территорию «великой» Черногории, веду литературные сражения, начиная с первых уроков в начальных и средних школах в Биело-Поле, и заканчивая преподавателем на экономическом факультете в родном городе.

В год 850-летия Москвы я готовил к Олимпиаде по русскому языку свою первую подопечную, и можете представить мою радость, когда узнал, что помог ей исполнить мечту и шагнуть в качестве победительницы конкурса на Красную площадь. В этом и заключается суть любви, профессионализма и мужества: наставить новые поколения молодежи на путь знаний и веры в исполнение желаний. Для этого нужны воля, желание и огромная любовь к языку, на котором говорит более 400 миллионов человек в мире.

Студенты же остаются студентами, особенно те, кто учится сегодня. Единственное, что их беспокоит – как сдать экзамен, хотя бы на троечку. Болонская система высшего образования, чьим поклонником я не являюсь, позволяет им, на мой взгляд, добиться этой цели более легким способом.

Именно по этой причине я был и остаюсь противником скучного чтения и перевода текстов, которые лишь обслуживают сиюминутные потребности студентов. Мне больше нравилось объяснять будущим экономистам, кем была Галина Гагарина, нежели терять драгоценное время на повторное чтение текста. И я твердо уверен, что таким образом я укреплял их уверенность в собственных силах, а также любовь к экономике, к России, напоминая им заодно про 12 апреля 1961 года и полет первого человека в космос.

С тех пор многое изменилось. Наступили новые времена, сформировались новые государства. На нестабильных Балканах нужно было сохранить мир. К счастью, в 2006 году относительно мирно была восстановлена независимость Черногории. Российская экономика нашла свое место в моей стране. Я был очень рад, когда во время прогулок на черногорском побережье Адриатики слышал русскую речь. Тут же завязывал новые знакомства, стараясь одновременно практиковаться в разговорной речи.

В 2012 году я получил (и с гордостью принял, для меня это большая честь!) приглашение поучаствовать в работе Мирового форума иностранных выпускников российских вузов. К слову, я был единственным представителем Черногории на этом форуме. Столько времени прошло, но у меня и сегодня мурашки пробегают по коже, когда вспоминаю, как подхожу к трибуне и обращаюсь присутствующим представителям 185 государств мира. Три предложения запомнятся навсегда:

Если убрать из мирового искусства русское искусство – мир потемнеет.

Если убрать из мировой музыки русскую музыку – мир оглохнет.

Если убрать из мировой литературы русскую литературу – мир онемеет.

Также навсегда останется приглашение, которое теперь в рамке висит у меня дома на стене: «По случаю проведения 3-го Всемирного форума иностранных выпускников российских высших учебных заведений Министр образования и науки Дмитрий Викторович Ливанов, имеет честь пригласить Вас, ВОЙИНОВИЧ МИОМИР на прием 28 ноября 2012 года в 18:00 часов в Колонном зале Дома Союзов (ул. большая Дмитровка 1)». Это и есть «наука жизни» – ты должен любить, чтобы потом пожинать плоды своей любви.

Может быть, вполне логично, что я привожу к концу свой рассказ с того самого места, с которого его и начал – со знакомства с Красной площадью, с давней встречи юного гимназиста со Спасской башней и городами – героями. Вроде, еще вчера все это было, а на дворе уже 2014 год, и я стою на Красной площади! Девятое мая… разве можно рассказать мою историю, не упомянув при этом знаменитый на весь мир военный парад в честь великой победы над фашизмом?! Широко известная черно-оранжевая георгиевская ленточка по сей день занимает особое место на книжной полке в моей комнате. Гордо напоминает о борьбе с великим злом, а заодно – и о величественном параде, в котором принимало участие более 10 тыс. русских военных.

Также никогда не забуду чувство особой радости, которое испытал, когда имел честь поцеловать руку Патриарха московского и всея Руси, его Святейшества Кирилла. В тот момент я проникся теплотой и блаженством веры! Веры в любовь, в лучшее будущее, в лучший мир.

Трудные наступили времена. И сколько бы я ни старался оставить в стороне политику и пробовал избежать каких-либо размежеваний, мне больно от того, что МОЯ Черногория ввела санкции МОЕЙ России. А еще мне больно от того, что в школах все меньше изучается МОЙ русский, и еще много от чего… но надежду на лучшее воскресает во мне электронноe письмо, в котором академик Михаил Михайлович Бахтин сообщает мне, что идет работа над составлением ЭНЦИКЛОПЕДИИ «Выдающихся иностранных выпускников СССР», и что там находится и мое имя, в связи с чем мне нужно отправить дополненную версию биографии и фото.

Нужно продолжить идти своей дорогой. Моя супруга Душица, когда-то и сама участвовавшая в Олимпиаде по русскому языку, щедро помогает мне в поисках профессионализма и мужества, веря в то, что лучше всего эти добродетели проявляются посредством распространения всего того, что я попытался изобразить в этом эссе, заглядывая в собственные воспоминания о России и русском языке. Наше две дочки, Аня и Маша еще маленькие, чтобы самим выбрать свой путь в науке, но я знаю, что у них есть желание с помощью знаний побывать в одном из красивейших мегаполисов мира – Москве. Я обещал помочь им в этом. У Ани через два года будет первый шанс – соревнование школьников. Папа рядом, я верю в нее. Каждый родитель желает, чтобы его потомки превзошли его достижения, добились большего. Возможно, лет через 10 на каком-то новом конкурсе продолжим этот рассказ, включив в него новых молодых героев, которые будут стремиться проявить себя с лучшей стороны. Для всего нужна любовь, а она есть или ее нет. И поэтому «когда вырастешь и поистине полюбишь этот язык, может быть, и побываешь в стране Чебурашки».

Я понимаю, что этот труд вряд ли отличается какой-то новизной в литературном плане. Останется лишь след одного преподавателя русского языка, его скромное стремление прививать любовь к прекрасной стране и языку. И навсегда останется отмечено, что на планете одним русофилом больше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *