Каменный цветок Адриатики

01Мое первое свидание с Котором состоялось несколько лет назад весной, когда я впервые приехала в Черногорию. Поселилась тогда в Петроваце и принялась путешествовать по стране. Была в полном восторге от Черногории. Но посещение Котора меня настолько потрясло, что захотелось сюда приезжать вновь и вновь.

 Я вошла в Старый город, легко скользя по отшлифованному множеством ног каменному тротуару, и затаила дыхание. Запах моря, теплое дыхание весны и слегка подогретых солнцем старинных домов смешивались с прилетевшим из глубины веков венецианским духом владычества над городом. Как маленькая рыбешка, я заскользила по узким мощеным улочкам, отыскивая остатки свидетельства былых цивилизаций.

Соборы и храмы, дворцы знатных людей искали в моем сердце уголки, чтобы поселиться навеки. Я заболевала эти городом, думаю, навсегда, и готова была платить за любовь к нему усталостью моих ног. Город вползал в фокус моего зрения и становился объемным. Бог и его дух пластами времени окутали каменные дома, а сырой запах непроветриваемых и недосягаемых для солнца улиц щекотал и возбуждал мои фантазии. Мне чудились на балконах с решетками из кованого железа то дамы в кринолинах, то господа в напудренных париках, наблюдающие за жизнью на площадях.

Я плыла, не чуя ног, по узким улочкам и не могла надышаться странной для меня смесью любви, обожания, любопытства и страстью к этому древнему городу, примостившемуся у подножия горы Сан-Джованни. Мои встречи с городом стали повторяться каждый раз, когда я приезжала в Черногорию. Иногда мне казалось, что и прилетаю я сюда не ради солнца и моря, а для новых встреч с каменной древней миниатюрой, затерянной в средиземноморском поясе, в глубине Адриатики. Город, словно призрак, был всегда со мной.

02Я люблю его в любое время года: и в раскаленный солнцем августовский день, в июньское ласковое утро, в синий сентябрьский вечер, в предновогоднюю суетливую декабрьскую ночь. Один поэт сказал о нем, что он создан из огромных сомнений во внешний мир. Издалека его и не увидишь. Увидеть его можно, когда он увидит тебя. Город впускает к себе любого, а там уже зависит от каждого, заметит он тебя или нет. Главный страж для каждого входящего – роскошный крылатый лев с книгой на крепостной стене. Их в Которе много, они сохранились со времен венецианского владычества. Львов я люблю, и они отвечают мне тем же. Иногда кивают гривастой головой, незаметно приподнимают лапу или расплываются в каменной улыбке. И это значит, что сегодня город откроет мне свою новую страницу и мы станем еще чуть-чуть ближе.

03С солнцем у Котора, или, если хотите, на итальянский манер, Каттаро свои отношения – летом, когда оно в зените, лучи подогревают камень домов и тротуаров, а вот зимой солнышку не дотянуться до сумрачных закоулков.

Я больше люблю город зимой, когда людской поток превращается тонкую струйку, и камень становиться главным действующим лицом, а человек – всего лишь темный силуэтом на фоне декораций. Летом слегка раздражают многочисленные толпы туристов. Шорты, футболки, кроссовки, шляпки и то, чем они питаются, явно не сочетается со средневековой архитектурой. Зимой редкие силуэты людей скользят и преломляются в узких улицах города и тают на площадях, и только колокольный звон на главном городском соборе Святого Трипуна заставит тень остановиться и прислушаться к божественным звукам, состоящим из человеческого отчаяния и покаяния.

В эту минуту появляется надежда на будущее и согласие с настоящим. Город впускает меня не всегда, и я благодарна ему за это. Если пить этот любовный напиток из смеси обожания, восторга, благоверной немоты залпом, то и не останется ничего для следующей встреч и. Фрагменты счастья для меня разные. Это не только увиденное, но и сопричастие и соприкосновение с чем-то важным и духовным.

a177Помню, как мы ранним утром спешили с мужем на рождественскую службу в главное сердце Котора, римско-католический собор Святого Трипуна, мученика из Малой Азии, мощи которого перенесены в эту церковь в девятом веке. Было раннее утро, всю ночь шел дождь, и отполированные камни мостовых были залиты водой. Мы буквально плыли по щиколотку в воде, а призывный, гулкий стон колоколов, зовущий прихожан к службе, звучал для нас все ближе и ближе. Город будто вымер, и, кружа по узким улочкам, мы не встретили ни одного человека.

Но только войдя в храм, тихий и торжественный, празднично украшенный, увидели сидящих на скамьях людей, их было много, несмотря на проливной дождь на улице. Мы вместе молились и пели, плакали и смотрели на выстроенную у алтаря главную сцену всего человечества –композицию Рождества с объемными фигурами. Порой казалось, что фигурки оживут и обретут плоть, и самое важное событие всего человечества, связанное с рождением Христа, произойдет здесь, в этом храме, на наших глазах.

Татьяна Горькова Москва
Своими впечатлениями поделилась
Татьяна Горькова (Москва)

Когда мы вышли из храма, хмурое зимнее утро сменилось ярким солнечным полуднем. Город заполнился праздником и засверкал радостными красками. Мы любовались тонким стебельком цветка, торчащим из каменной стены, и большой компанией кошек, лениво развалившихся на бывшем дровяном рынке около церкви Святой Марии, и гармонией балкончиков с оградами из кованого железа. А в воздухе витал манящий аромат кофе, свежих булочек и жареных даров моря.

Эта любовь всегда со мной. По этому городу я скучаю в шумной и суетливой Москве, и ничто не может заменить мне его каменной красоты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *