Лютнистка Хана Аливодич: «Представляю себя в старинном замке»

rus_vestnik_36_Page_06_Image_0001Одним из сокровищ Эрмитажа по праву считается картина великого Караваджо «Юноша с лютней». Полотно написано в середине 16 века во времена огромной популярности лютни в высшем обществе западноевропейских стран.
В последние десятилетия об этом инструменте почти забыли. Но благодаря любителям лютня все чаще звучит на концертах струнной музыки.
23-летняя Хана Аливодич из Подгорицы является первой и единственной профессиональной лютнисткой в Черногории.
Хана «тургеневская девушка» – красивая, скромная, очень похожа на российскую актрису Анну Самохину. В то же время в разговоре с ней чувствуется твердость характера и умение отстоять свою точку зрения.

– Хана, трудно поверить: лютня – старинный, редкий музыкальный инструмент эпохи Возрождения звучит в маленькой Черногории, не избалованной струнными концертами. Как ваши зрители и слушатели реагируют на лютню?
– (Смеется). Многие первый раз в жизни видят инструмент. Некоторые шутят: похож на гусли (черногорский народный струнный инструмент– прим. ред.).

– А вы сами где впервые увидели лютню?
– Я раньше занималась по классу гитары и очень люблю этот инструмент. Но однажды в 2005 году на фестивале Guitar Festival в Баре я впервые услышала лютню в исполнении боснийского музыканта Эдина Карамазова. Он давал мастер-класс. Эдин играл на лютне, рассказывал нам о музыке эпохи Pенессанса и барокко, об инструментах тех времен. Я была настолько очарована этой нежной музыкой, что решила для себя освоить этот инструмент.
Так я поступила в музыкальную школу Josip Slavenski в Белграде, где два года училась по классу лютни у профессора Дарко Караича.

– Ваши родители музыканты?
– Моя мама родом из Сплита, она профессиональный архитектор, занимается живописью, а папа –стоматолог, у него частная клиника. Папа родился в Подгорице. Несколько лет мы жили в Италии, в Бергамо, где я училась в школе. Там родилась моя младшая сестра Сабина.
Мой папа играет на скрипке, его предки были скрипачами. Нас у родителей четверо. Сабина – тоже музыкант, играет на фортепиано, Даша учится в основной школе и учится в школе по классу флейты, а младшему Габриелу только 7 лет, он учится в школе, занимается карате, рисует и тоже интересуется музыкой.

– Не задумывались над созданием семейного оркестра? Например, «Кватро Аливодич»?
– Да, наверное, это было бы интересно. Может быть, дойдет очередь и до этого. Но пока все мы учимся. Сабина едет поступать в вуз в Швейцарию, я – в аспирантуру в Базеле. А младшим для этого нужно подрасти.

– Где вы нашли инструмент?
– Сначала для концертов мне давал инструмент Эдин Карамазов, потом, когда я в 2008 году поступила в Базеле в институт старинной музыки, пользовалась лютней моего профессора Хопкинсона Смита (Hopkinson Smith). Во время учебы я решилась обзавестись своей лютней. Когда училась в Швейцарии, оттуда отправила письмо в США в мастерскую известного американского лютниста Цезаря Матеуса, где изготавливают редкие инструменты эпохи Ренессанса. И там по моему заказу и размерам изготовили немецкую баррочную лютню. На это ушло полтора года. В Базель мне и доставили по почте инструмент.
– Наверное, это была большая инвестиция? Редкий инструмент ручной работы…
– Да, лютня обошлась в 5000 евро, и приобрести ее мне помогли родители. Папа и мама финансируют все мои поездки на учебу, концерты и прочее. Я им очень благодарна за поддержку, не только материальную, но и духовную.

rus_vestnik_36_Page_06_Image_0002– Хана, в Черногории много слушателей приходит на ваши концерты?
– Последний концерт был в Которе, в Старом городе. На улице лил проливной дождь, и отважились прийти на концерт единицы. Со мной иногда выступает скрипачка из Черногорского симфонического оркестра Милена Вукович. Мы исполняем старинную музыку известных композиторов. Очень важно, чтобы на концерты приходила подготовленная публика. Не так просто играть перед слушателями, которых интересует не сама музыка, а вид инструмента. Для такой публики мы готовим более легкую программу.
Очень надеюсь, что со временем лютня станет более популярным инструментом в нашей стране.

– Публика какого возраста приходит на концерт послушать музыку эпохи Возрождения?
– В основном люди старшего поколения. Кстати, на концерте в Которе в зале сидели две русские женщины, по всей видимости, разбирающиеся в старинной музыке. Приятно видеть таких ценителей на концертах. Молодежь бывает редко, в основном это те, кто сами занимаются музыкой.

– А как проходят концерты за рубежом?
– У меня было много сольных концертов в Швейцарии, Италии, Франции, Германии.
Обычно полные залы. На концерты дамы приходят в вечерних платьях, а их спутники в костюмах с бабочками. В этих странах старинная музыка очень популярна. Последний мой зарубежный концерт состоялся в Париже. Я выступала в рамках мастер-класса Le Chant des Hommes.
Часто люди остаются и после концертов, чтобы побеседовать о музыке с исполнителями. Очень приятно, что тебя признают как уважаемую особу, что ты разговариваешь со слушателями на одном музыкальном языке. В Черногории, к сожалению, этого нет.

– Вы довольны гонорарами, которые вам платят за концерты?
– Это не главное в жизни музыканта. Гонорары разные, в Черногории очень сильно отличаются от западноевропейских. В несколько раз. Там людям не жалко отдать деньги за билет, потому что они действительно получают наслаждение и знают, во что они вкладывают.

– Какой концерт запомнился на всю жизнь?
– Мой дипломный концерт в Базеле в институте Schola Cantorum Basiliensis. Я очень волновалась. Ведь это было выступление исторической важности для меня.

rus_vestnik_36_Page_07_Image_0001– Хана, приходится чем-то жертвовать ради музыки?
– Может быть, какими-то мелочами. Например, нельзя надевать кольца и красить ногти.

– Нет предела совершенству. Вы продолжаете учиться и далее?
– Кроме аспирантуры, я часто езжу на курсы, мастер-классы, учусь, набираюсь опыта. Недавно приехала из Торино, где проходила обучение по известной международной системе El Sistema. А в Базеле я сама проводила семинар “Nervosity and personal coaching”.

– Какие у вас планы на 2013 год?
– Концерты в Черногории, Австрии, Италии.

– От вашего концертного платья веет духом средневековья. Кто его вам сшил?
– Главный костюмер Черногорского народного театра. Когда я надеваю это платье, будто окунаюсь в ту загадочную эпоху. Представляю себя где-нибудь в старинном замке, под сводами которого звучит моя лютня.

– Вы носите джинсы и кроссовки?
– В повседневной жизни это мой любимый гардероб.

– Хана, вы связываете свое будущее с Черногорией?
– Пока я много времени провожу в Швейцарии, но все-таки моя мечта – жить в Черногории, заниматься популяризацией лютни и старинной музыки. Хочу внести свой вклад в развитие культуры. В наш век скоростей, хай-тека в жизни остается мало места для элегантности. А лютня – это нежная элегантная узорчатая музыка. И, думаю, что благодаря музыке люди могут меняться и духовно расти.

Лютня была самым распространенным музыкальным инструментом во многих западноевропейских странах эпохи Возрождения. На ней играли при королевских, княжеских и герцогских дворах музыканты-виртуозы и знатные любители искусства. Для нее писали специальные, новые произведения, а еще чаще перекладывали и обрабатывали все, что нравилось слушателям: популярные песни и танцы, даже духовную музыку крупнейших мастеров. Среди исполнителей на лютне – бесчисленное количество любителей и множество прославленных виртуозов. Ее любили в Италии, Испании, Германии, Франции, Англии, Польше. Она аккомпанировала пению, под нее танцевали, на ней исполняли порой большие, “концертные” произведения. Живописцы того времени со знанием дела изображали лютню в руках молодых мужчин и женщин, в небольшом ансамбле, в интимном кругу, в избранной среде и богатом интерьере, на непринужденной пирушке, даже в руках музицирующих ангелов.

Досье
Хана Аливодич родилась 5 мая 1990 года в г. Сплит (Хорватия). Училась в школе Ghisleri в Бергамо (Италия), окончила школу Savo Pejanovic в Подгорице, начальную музыкальную школу Josip Slavenski по классу лютни в Белграде, среднюю музыкальную школу Vasa Pavic по классу гитары в Подгорице, институт старинной музыки Schola Cantorum Basiliensis (отделение лютни) в Базеле. Учится в аспирантуре этого высшего учебного заведения. Участница многочисленных международных музыкальных проектов, фестивалей и концертов. Говорит на английском, итальянском, французском, немецком языках. Живет в Подгорице.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *