Мир как текст

Всемогущее черногорское «э»

Моя подруга Дарина как-то обмолвилась, что для того, чтобы успешно осуществлять 80 процентов коммуникации на черногорском языке необходимо знать только одно междометие. Догадались, какое?

Вы, наверняка, слышали это междометье, как: ответ на вопрос, как выражение согласия, как радость от того, что собеседник попал в точку, вместо вопроса «что ты имеешь в виду, разверни свою мысль чуть шире»

Это все мифы, что черногорцы – ленивые! На самом деле они находятся в режиме эффективного энергосбережения. Слово «э» – идеальная находка для экономии слов, сил и воздуха в легких. 

Мне кажется, что это слово добавляет языку поэтичности, оно как кромки гор и крошечная железная дорога. Кажется что «э-э-э» разносится над горами от отрога до отрога. 

«Э?» – раскачиваются на поверхности воды Скадарского озера кувшинки с глянцевыми листьями, а в них которых отражается бездонное небо. 

Мне кажется, что гимн Черногории может спеть на одной этой букве.

«Э» – как каша из топора. Емкое, как суперфуд, из которого, как из глубокого колодца звездной ночью можно черпать какой угодно смысл. 

«Э» как выражение согласия. «Э?» как выражение неуверенности. «ЭЭ!» как радость и как предложение поговорить и короткое «э…», как нежелание произносить какое-либо слово. 

«Э!» – это восклицание, которое черногорцам заменяет слово «эврика», произносится, когда в голову пришла светлая идея. Например: «Батюшки, да у меня ж на чердаке свиной окорок засушенный, пойду, отведаю кусочек» принимает в разговоре вид радостного и триумфального «Э!»

«Э» удовлетворенно, широко и с придыханием произносится, когда вся работа сделана и можно теперь заняться чем-то, более важны, например, выкурить сигарету, выпить чашечку кофе, отведать того же пршута. 

«Э» с коротким вопросительным знаком и легким кивком в сторону собеседника можно перевести с черногорского как вопрос: «как ты, что у тебя в жизни происходит?» или как просьбу: «я слушаю тебя с интересом, продолжай дальше, пожалуйста!»

Длинное «э», взгляд в сторону и движения бровями можно перевести как утверждение «ох, ну что же поделать, такая ситуация неприятная, но будем ее принимать с христианским смирением, другого нам не дано».

«Э», которое произносится чуть дольше и с легким наклоном головы влево может значить: «не особенно-то я тебе верю, но не хочу показаться невежливым и, тем более, влезать в споры, поэтом я формально с тобой соглашаюсь, но мы оба знаем, что мне нужно больше доказательств, чтобы я тебе поверил/а».

Как сказал друг моего мужа: весь черногорский язык можно при желании передать в четырех гласных звуках: а- о- э- и. 

Но о них уже в другом тексте. 

«Лев, колдунья и платяной шкаф»

Здесь елки в полный рост, в озерах тонет небо с облаками, а в лесу царит зеленая и неподвижная тишина. Здесь время останавливает свой бег и замирает в длительной паузе.

Если вы когда-либо читали книжку «Лев, колдунья и платяной шкаф», то наверняка, помните, то место, в котором создавали миры. Это был лес со звенящей тишиной.

Такие леса есть у Биоградского озера, неподалеку от Колашина.

Здесь одинокие пастухи разбредаются по горам со своими стадами, а их овечки соревнуются в пушистости с проплывающими прямо над ними облаками. Долины в горах усыпаны цветами, поделены изгородями и протоптанными дорожками. Стада упитанных и сытых коров со звенящими колокольчиками бредут мимо домиков с острыми верхушками деревянных крышам. Мимо стогов сена, сверху пришпиленных резиновым колесом или куском полиэтиленовой пленки. Если бы не эти покрышки, трудно было бы догадаться, какой век на дворе.

Черногорские реки на севере срываются прямиком в ущелье. Чтобы увидеть этот головокружительный скачок воды вглубь Земли, нужно попасть сюда засветло. Иначе вы пропустите увлекательное зрелище – увидеть себя, стоящего над пропастью, над бурлящим потоком.

На севере крепко спится и легко дышится. Люди, живущие здесь, будто законсервированы. И в 70 лет свежи, бодры, готовы начинать жизнь заново. Я знакома с прекрасной Даницей и ее мужем Томицей. Она из Белграда, он – черногорец. Они называют друг друга не иначе как «душа моя». Они познакомились, когда им было уже за 60 лет, когда выросли и оперились дети,  а карьера осталась далеко позади. Влюбились друг в друга без памяти, построили здесь на севере свой маленький гостиничный комплекс. Каждый раз, когда я приезжаю к ним, к их атлетическому кемпингу добавляются, то новый теннисный корт, то еще один бревенчатый домик, в котором можно укутаться в пушистое одеяло и пить чай из шалфея, растущего прямо у порога.

Ранним утром облака затевают игру света и цвета, накрывая равнину перед вами лиловыми тенями, а потом расцвечивают ее солнечными бликами. Вдали кромки гор становятся то прозрачными, то плотными.

Север Черногории – это широта, бескрайность и яркое небо. Это воздух, которым можно напиться до опьянения. И, конечно же, ракия из дикой груши, вобравшая в себя все соки этого поднебесья…

Анна Белоглазова-Радулович,
Тел.:+382 68 506 944

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *