Салют на Луштицей или Фейерверк впечатлений

Впервые в Черногории

Компания «Арс-Индустрия» и национальный Музыкальный центр впервые в Черногории организовал импрессивные концерты под названием «Музыка на воде». Этот музыкальный и театральный проект, основанный на нетленных шедеврах немецкого композитора эпохи барокко Георга Фридриха Генделя был блестяще представлен в комплексе Lustica bay в Радовичи, на берегу Тиватского залива. Концерт закончился грандиозным салютом, устроенным в честь необычной премьеры. На следующий день музыканты переместились на другую сценическую площадку – в Подгорицу, в парк Skaline, где жители черногорской столицы смогли насладиться музыкой и игрой актеров.

В рамках фестиваля Purgatorium и в Подгорице в парке Skaline, в рамках «Подгорицкого культурного лета 2019».

Концерт представляет собой историческую реконструкцию событий 300 летней давности. Причем для достижения максимального эффекта использовались элементы драматургии и танца. По одной из версий, произведение было написано в 1715 году, и должно было способствовать примирению композитора с английским королём Георгом I (бывшим ганноверским курфюрстом Георгом Людвигом), на службе у которого состоял Гендель. Свою службу Гендель нес не слишком ревностно, позволяя себе длительные отлучки, что и привело к недовольству короля.

Однако документы, указывающие на действительное исполнение произведения, относятся к 1717 году. 17 июля король принял участие в прогулке по Темзе, во время которой исполнялась «Музыка на воде». Возле королевской барки находилась барка с пятьюдесятью музыкантами, игравшими на разнообразных инструментах: трубах, валторнах, гобоях, фаготе, флейтах, скрипках, альтах и контрабасах. Король был настолько восхищен музыкой, что приказал повторить концерт дважды до ужина и один раз после него. Народ на берегах Темзы и в лодках на воде тоже принял участие в королевском веселье.

В концерте «Музыка на воде» приняли участие 22 музыканта, 5 актеров и DJ ARS-INDUSTRIA. Авторами этого пилотного проекта – Дмитрий Прокофьев (музыкальный руководитель), Зоран Ракочевич (режиссер), Ваня Вукчевич (драматург), Тамара Вуйошевич (хореография), Милица Пилетич, Зоран Ракочевич (драматургия) и продюсер Любо Каличанин. 

Спонсоры проекта: Министерство культуры Черногории, Центр культуры Тивата, Секретариат по культуре Подгорицы, Посольство Германия в Черногории, Городской театр Подгорицы, PG Sound и Metropolis Media.

Наш корр.

Музыкант, виолончелист Дмитрий Прокофьев, будучи студентом Московской консерватории, стал лауреатом престижного Международного конкурса им. П.И Чайковского, затем 15 лет проработал в популярном камерном оркестре «Виртуозы Москвы», в настоящее время занимается сольной карьерой, и исполняет обязанности концертмейстера Черногорского симфонического оркестра.

В расцвете своих творческих сил и в силу накопленного жизненного опыта Дмитрий Прокофьев в знаменитом произведении замечательного немецкого композитора эпохи барокко Георга Фридриха Генделя «Музыка на воде», впервые исполненного летом 1717 года (немного более 300 лет тому назад), вдруг услышал и почувствовал связь с нашим временем. Одно из самых популярных сочинений Генделя, состоит из трех танцевальных сюит, включающих менуэты, гавоты, ригодоны и другие старинные танцы, общей продолжительностью в один час. Но в мире эту музыку знают лишь по нескольким наиболее запоминающимся номерам, произвольно отобранным дирижерами для концертных программ. Слушать полностью это часовое сочинение, глядя на спину дирижеру, весьма утомительно даже профессионалам-музыкантам.

Сам композитор «Музыку на воде» писал исключительно в прикладных, развлекательных целях, чтобы королю Англии Георгу I было бы приятно совершить на корабле вместе со своими гостями прогулку по Темзе. Судно с монархом на борту сопровождали сотни жителей Лондона на лодках, толпы горожан наблюдали за кораблем с берега. Но за этим подарком королю от композитора, состоящего у него на службе, таилась некая сверхзадача. Дело в том, что до своей коронации король Англии Георг I был избран курфюрстом немецкого города Ганновер, а 25-летний Гендель служил у него капельмейстером и придворным композитором. В одной из деловых поездок в Англию Гендель позволил себе остаться там, поступив на службу королевы Англии Анны Стюарт на должность руководителя оперными театрами на условиях, более выгодных, чем у курфюрста, нарушив тем свои договорные обязательства.
Тем временем королева Англии скончалась, и династически связанный родством с умершей королевой, ганноверский курфюрст короновался как король Англии Георг I, получив от покойной королевы в наследство вместе сo штатом дворцовых слуг и композитора Генделя. «Музыка на воде» была написана как способ добиться прощения от Георга I. Королю так понравилась «Музыка на воде», что после поездки по Темзе сочинение исполнялось неоднократно, Гендель был прощен, а его пенсион удвоен. Так и прожил он в комфорте до скончания дней своих.

Куртуазность, условность придворного образа жизни Короля Георга I и его двора, примитивные, часто животные страсти, замаскированные придворным этикетом и ритуалом, а также вседозволенность владельца несметных богатств – все это напомнило Дмитрию Прокофьеву роскошные пиршества нынешних денежных королей, вышедших «из грязи в князи», приглашающих известных музыкантов для поддержания своего реноме и престижа.

Музыкант увидел в этом также и пародию на времена Георга I, состоявшую в том, что короли знали цену великим произведениям искусства, но из куража желали получить бесценный плод художественного творчества «задаром», либо за мизерную цену, на которую художник соглашался. Зачастую композиторы отдавали свои шедевры за копейки по причине нужды и зависимости от заказчика. Сказанное стало основой «новокуртуазной» стилистики и «квази – придворных» отношений героев пьесы, написанной для проекта Ваней Вукчевич, драматургически проработанная Милицей Пилетич и режиссером Зораном Ракочевичем.

Пьеса о том, как безгранично богатые заказчики бессовестно торгуются с композитором, склоняя его к мизерному гонорару. Но ничто, даже страсть красивейшей женщины, не могут поколебать его верности единственной избраннице – Музыке! Эта святая любовь композитора особенно комична на фоне «Содома и Гоморры», царящих во дворце короля Георга I. О героях пьесы мы еще продолжим говорить далее.

Дмитрий Прокофьев вполне разумно разделил свой проект «Музыка на воде» на профессиональные задачи и нашел с помощью «цепной реакции» среди друзей и коллег прекрасных союзников – драматурга, режиссера, хореографа, дизайнера, продюсера, специалистов по аудио-коррекции и фотографа. Это дало ему возможность самому сосредоточиться на музыке и донести свои идеи до каждого из 22-х музыкантов персонально.

Метод необычный, но в камерном деле – единственно правильный. Дмитрий Прокофьев решил сам дирижировать и руководить этим громадным музыкальным действом, осуществляя свою собственную музыкальную интерпретацию сочинения в стиле «барокко». Такая нелегкая задача требует сугубо специальных знаний и навыков, которыми музыкант овладел, получив мастер-класс у знаменитого европейского аутентиста, знатока старинной музыки, нидерландского виолончелиста и исполнителя на виоле да гамба Аннера Билсмы.

До недавних пор Дмитрий Прокофьев о себе, как дирижере, еще публично не заявлял. Поэтому человеческие качества амбициозных и ранимых музыкантов, приглашаемых на проект, имели для него значение, соразмерное с их профессиональным уровнем. Эта самая тонкая сторона проекта – сочетание профессиональных и человеческих качеств, стала главным критерием для отбора участников. Некоторых музыкантов Дмитрий Прокофьев пригласил из Москвы и Белграда. Фундамент проекта был заложен – результат оказался замечательным и, на мой взгляд, соответствовал высшим критериям профессионализма, стиля и художественного вкуса. На сцене действовал новый, слаженный коллектив с ясной барочной эстетикой.

Дмитрий Прокофьев – перфекционист по природе, и это его свойство характера –стремиться к максимальному совершенству во всех своих делах обеспечило высочайшее качество исполнения «Музыки на воде» и дало ему лично возможность выполнить задумку режиссера – стать действующим лицом «с речами», то есть, исполнить на местном языке роль самого Генделя. В этом проекте зритель увидел и услышал Дмитрия в четырех полноценных ипостасях: музыкального руководителя проекта, дирижера, солиста–виолончелиста и актера.

Оркестр под его управлением звучал превосходно – каждое соло скрипки (концертмейстер Мария Дуранович лидировала уверенно, виртуозно и легко), а также виолончели, флейты, гобоев, фагота и, что особо ответственно для этой музыки, дуэты труб и валторн – звучали выразительно, с блеском и чистотой. Изящно и щегольски сыграла хорошо продуманную партию чембало Нина Перович, а исполнитель на ударных инструментах, кроме имеющихся в партитуре литавр, деликатно и стильно использовал возможности современной ударной установки. По моему мнению, Дмитрию Прокофьеву удалось найти яркую фразировку, отвечающую стилю барокко, при этом звучание современных духовых инструментов эффектно усиливало яркость музыкального материала. Думается, что сам автор был бы приятно удивлен своей по-новому раскрывшейся инструментовкой, звучащей на старинных духовых инструментах более приглушенно.

Теперь отдадим должное сценаристу, драматургу, режиссеру, хореографу, дизайнеру и актерам – исполнителям. Общую концепцию сценария Вани Вукчевич, одушевленного драматургом Милицей Пилетич и режиссером Зораном Ракочевичем, я упомянул выше, но главное, как это сделано. Пытаться искать некую историческую идентичность, аутентизм в построении драматургии и в режиссуре было бы неосторожным. В драматургии, режиссуре и исполнении, дизайне, хореографии создана блистательная пародия на придворный этикет и нравы. Зритель попадает в театр абсурда. Но это не буффонада, не раешное комикование – хотя все импровизационно.

Драматургия подчинена строго регламентированному музыкальному ритму и пропорциям пьес, на фоне которых происходит действие. Поэтому, несмотря на весьма «соленую» и откровенную символику, сценография работает, как виртуозно сработанная и отлаженная интеллектуальная машина.

Дмитрий Прокофьев рассказал, что целью режиссера на репетициях было разбудить личную инициативу актеров в построении мизансцен. Зоран Ракочевич садился на стул и просил актера показать, как тот сам предлагает решить данный текстовой отрывок. Если решение удовлетворяло режиссера, он кивал головой, если не устраивало – отрицательно головой покачивал. Метод продолжался до получения выразительного актерского решения, и до совпадения с музыкальными ориентирами. Поэтому импровизации – преобладающее состояние актеров – под воздействием музыкальных характеров, ритмов музыки и образов пьесы приобрели виртуозную отточенность, достигаемую в обычной театральной атмосфере ценою большого количества репетиций, разговоров и пояснений. Резюмировать сказанное можно кратко: Браво сценаристу Вану Вукчевич и драматургу Милице Пилетич! Браво режиссеру Зорану Ракочевич! Вы создали мир, движущейся в такт музыки, написанной 300 лет тому назад. В ваших персонажах воплощен бесстыдный и наглый мир нынешних олигархических властителей мира, несущих в конце пьесы на себе следы собственных отбросов. В отличие от прежних властителей – потомков знатных родов, хорошо пахнущих, с хорошими манерами, но, возможно, еще более безразличных в вопросах нравственности. Воплощено неуважение к творческому труду, считавшемуся забавой и делом не более сложным, чем труд лакея.

Ансамбль актеров в проекте подобран просто превосходно! Филипп Дуретич создал бессмертный образ квази-английского вышколенного наглого лакея, находящегося в эпицентре им же создаваемого неустойчивого равновесия среди своих эксцентричных хозяев.

Основная смысловая нагрузка лежит на блистательном трио. Главный – это Король, влюбленный в себя нарцисс, аполлинически прекрасный в одежде и без, с короной или с ведром на голове, изобретательный креативный Король Георг I (Джордие Татич). Контрастом к нему – деловой, бесстыдный и бессовестный, эксцентричный, доводимый лакеем до белого каленья Лорд Чемберлен (Стефан Вукович). Единственная женская роль – фаворитка Короля, стройная, красивая малышка безумного темперамента и запредельных страстей (Саня Вуисич), чарам которой неподвластным оказался только Гендель – устойчивый однолюб своей Музыки. Важную роль играет хореография Тамары Вуешевич. Она пунктирна, но след хореографического пояснения артисту остается заметным, даже если это только попытка сделать движение «по школе». Дизайн спектакля, белые (символ чистоты) костюмы и обувь, – аскетичны и по делу выразительны. Зато впечатляюща финальная мизансцена, в которой вся грязь действующих вычурных персонажей сбрасывается буквально в виде мусора: пустых бутылок и сношенных автомобильных покрышек прямо перед зрителями.

Оба спектакля собрали аншлаги, зрители сидели, где только возможно.

Единственное критическое замечание в адрес проекта это то, что блестящая находка в первом спектакле на Луштице бэй – фейерверк во время заключительных танцев актеров со зрителями не был повторен в Подгорице. Это ведь на первом спектакле был кульминационный момент катарсиса – радостного освобождения от идиотичной псевдо-куртуазности царства темных страстей и условностей.

Зато, как и на первом спектакле, великолепный актерский ансамбль в финале неотразимо вовлек в придворные танцы публику первых рядов, среди которых был и Посол Германии в Черногории – любитель музыки, оказавший спектаклю спонсорскую поддержку.

На мой взгляд, этот блестящий проект мог бы с успехом быть показан и в Германии, и в Москве на одном из театральных фестивалей. Мне кажется, что сказано новое слово в театрально-музыкальной драматургии подобного рода. Я не нашел в интернете и словарях сведений о том, что «Музыка на воде» когда-либо ставилась в виде законченного спектакля. Это не «балет на музыку» и не «спектакль с музыкой», а это драматургия, рожденная музыкой и имеющая художественную форму не менее жесткую, чем балетный спектакль. С этим и хочется поздравить автора проекта и всех его замечательных творческих союзников!

Следует отметить и высочайший уровень исполнителей. Такой спектакль может вызвать споры в эстетическом плане, но уровень исполнения проекта отвечает и в музыкальном, и, подчеркну особо, – в организационном отношении, самым высоким современным мировым требованиям. А Дмитрия Прокофьева можно персонально поздравить с блестящей презентацией в дирижерской и актерской ипостасях, пожелав успехов в развитии этого нового синтетического жанра, в котором все управляется музыкой.

Сергей Сапожников, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, кандидат искусствоведения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *