Ваня Пантович: “Когда наши воспитанницы вышли на сцену, все ахнули…”

RuskiVestnik37_Page_01_Image_0001Черногорский балет. Еще двенадцать лет назад эти два слова сочетались также нелепо, как, например, черногорская опера или черногорский гольф. Но времена меняются, и сегодня, видя на сценах Европы юных балерин из маленькой балканской страны, зрители и критики недоумевают: «Как, в Монтенегро появился балет?!» Юные балерины – это «бриллианты», главное богатство, которым гордится директор и основательница первой черногорской школы балета «Принцесса Ксения» Ваня Пантович.
«Княгиня среди принцесс», как с любовью и гордостью называют ее земляки из Белого Поля, уже вошла в историю черногорской культуры. Заслуги этой храброй целеустремленной женщины, которая на свои средства и своими силами создала то, что государство не смогло за несколько сотен лет своего существования, теперь приписывают себе чиновники от культуры, рапортуя наверх об очередном достижении школы.
После успешного выступления воспитанниц «Принцессы Ксении» в Берлине на X Международном фестивале Tancolimp, Ваня Пантович посетила нашу редакцию и ответила на вопросы «Русского вестника».

Ваня, благодаря Вам появилось такое понятие, как черногорский балет. Как Вы считаете, почему этот вид искусства не развивался и не был востребован в Черногории ранее?
– Черногория в 19 и первой половине 20 века была бедной отсталой страной. Бесконечные войны, голод, османская оккупация. В «Горском венце» Негош с юмором описывает знаменитую сцену, когда воевода Драшко вернулся из путешествия в Венецию и рассказывал королю о своем походе в оперу.
Только в начале прошлого века в Цетинье был создан первый королевский театр «Зетский дом». В те годы в Цетинье было несколько зданий, а народ в основном проживал в деревнях и занимался тяжелым сельским хозяйством. Было им не до театров: лишь бы выжить и накормить своих детей.
Наш первый симфонический оркестр был создан лишь в 2007 году. Поэтому только в начале 21 века Черногория начинает делать свои первые скромные шаги в развитии культуры.
RuskiVestnik37_Page_04_Image_0001Почему выбрали именно это название – «Принцесса Ксения»?
– Принцесса Ксения, дочь короля Николы, была уникальной женщиной, которая первой на Балканах села за руль автомобиля. Она занималась фотографией и была личным секретарем своего отца. Вела корреспонденцию и была настоящим дипломатом. Она была образцом для подражания для черногорских девушек и обладала набором характерных черт, которые бы я хотела видеть в моих воспитанницах.
Имя нашей школе помог выбрать мой брат Мирко Ракочевич, известный черногорский писатель. «Как корабль назовешь, так он и поплывет», – истинность этой поговорки мы ощутили на себе. Верите, когда мы назвали нашу школу в честь принцессы и повесили ее портрет на самом видном месте, будто живительная энергия заструилась по всему зданию, и дела наши пошли в гору.
Вы, музыкант-инструменталист, открываете школу балета. Почему выбрали это направление, ведь Вы никогда не были балериной?
– Случайно. Я работала в музыкальной школе в Баре, давала уроки фортепиано и сольфеджио. Иногда задумывалась, неужели этой скучной рутинной работой я буду заниматься до старости?! И от этого приходила в ужас. Хотелось чего-то нового, необычного. И я решилась бросить все и начать новое дело. Так пришла идея открыть художественную студию для детей «Звоночек». Здесь был кружок изобразительного искусства, школа фортепиано и балета. Что интересно, именно балет вызвал ажиотаж. Я не могла себе даже представить, что появится столько желающих записаться в школу.
Тема балета мне всегда была близка. Смотрела постановки по телевидению, во время путешествий по западноевропейским странам старалась обязательно побывать на спектаклях.
Представляю, как нелегко было открывать школу балета! Кто Вам помогал?
– Все делалось с божьей помощью. Я до глубины души благодарна всем, кто шел навстречу или, по крайней мере, просто не мешал развиваться нашему делу. Хотя завистников и скептиков было предостаточно. Помогли Барская община и тогдашний градоначальник Борис Лалевич. Дали помещение в Доме культуры. Затем мы переехали в здание «Робной кучи». Комнаты для занятий нам предоставили безвозмездно спонсоры. Затем еще отделение школы открылось в Подгорице неподалеку от «Сат кулы». Здесь мы платим аренду.
Не буду рассказывать обо всех мытарствах, связанных с получением лицензии, установлением связей с государственными структурами, оргкомитетами международных фестивалей и конкурсов. Скажу о конечном результате. Сегодня мы получаем полную поддержку от Министерства культуры Черногории, многих дипломатов, работающих в Подгорице, общественных организаций.
Наша школа выпустила три поколения балерин, некоторые из которых продолжили обучение в других странах.
RuskiVestnik37_Page_04_Image_0002Вы работаете по программе Академии балета имени Агриппины Вагановой в Санкт- Петербурге. Почему Вы выбрали именно это учебное заведение?
– Когда открывала «Принцессу Ксению», конечно же, возник вопрос, чья школа ляжет в основу всех наших программ. Долго выбирать не пришлось. Решили идти по проторенному пути, использовать опыт белградского ансамбля, который работает по программе Вагановской академии из Санкт-Петербурга, колыбели русского балета.
Связались с учебной частью, и те охотно откликнулись на наш почин. Теперь к нам периодически приезжают лучшие преподаватели, хореографы из Санкт-Петербурга. Мы приглашаем специалистов из других регионов России, а также из Софии, где в балете преобладает русская школа балета. Недавно в Подгорицу на постоянное место жительства перебралась Катя Петровска, известный режиссер и хореограф Софийского балета. В школе ее называют не иначе как «мадам Петровска». Раньше она бывала наездами, а теперь работает на постоянной основе.
Регулярно нас навещает талантливый исполнитель, директор балетной труппы Белградского народного театра Константин Костюков. Он не только ставит танец, но и сам исполняет роли в наших постановках. Постоянные гости нашей школы – заслуженный работник культуры России, в прошлом солистка Пермского театра Светлана Цидилина, известная болгарская балерина Антоанета Алексиева, многие другие деятели искусств из Сербии, Италии.
Как вам удается остаться на плаву?
– Мы получаем финансовую поддержку от Министерства финансов Черногории, благотворительную помощь от меценатов. Кроме того, обучение в нашей школе платное: 300 евро в год для младших групп и 500 для старших. Не буду рассказывать о наших затратах, но упомяну только две самые главные. Это оплата труда режиссеров, хореографов, преподавателей, которых мы приглашаем со стороны, и пошив костюмов для постановок.
Где вы шьете костюмы, покупаете пуанты?
– Пуанты покупаем в московской фабрике «Гришко», известной на весь мир своей качественной продукцией. А костюмы для постановок заказываем за рубежом. Например, для балетного спектакля «Чиполлино» нужны были красочные тематические костюмы. Мы обратились к послу Украины в Черногории Оксане Слюсаренко, которая всегда нас поддерживает и помогает в организации конкурсов и фестивалей, поездок. Она связалась с Донецким оперным театром, в котором согласились сшить наш заказ в своем костюмерном цеху по сходной цене. Затем госпожа Оксана помогла доставить костюмы в Подгорицу, это тоже была нелегкая процедура.
Костюмы для «Чиполлино» получились превосходными.
RuskiVestnik37_Page_04_Image_0003«Чиполлино» – сложный спектакль, в котором задействованы десятки персонажей. Как Вы справились с такой нелегкой задачей?
– «Чиполлино» – один из самых популярных спектаклей в мире, музыку к которому написал Карэн Хачатурян. В спектакле, работа над которым велась почти год, участвуют свыше ста наших девочек. Премьера состоялась в сентябре прошлого года на сцене Черногорского народного театра. В зале не было ни одного свободного места.
Колоссальный труд мадам Петровской (хореография и режиссура), ее ассистента Эммы Велич, сценографа Вани Прелевич, нашего партнера – театрального деятеля из Белграда Станко Црнобрня, увенчался успехом. Спектакль был тепло принят на международных фестивалях в «Артеке», в Загребе и Берлине. Кстати, одну из главных ролей в нем исполняет Марина Михеева, талантливая русская девочка из Подгорицы.
В Вашей школе много детей из русскоязычной диаспоры?
– Всего в нашей школе занимаются свыше 250 детей, из которых 17 – из диаспоры. Одно отделение в Баре состоит только из русских девочек. Родительское собрание я веду на русском языке. Нужно отметить, что в семьях из бывших советских республик, которые живут постоянно в Черногории, любят балет и стараются приобщить к этому прекрасному виду искусства и своих детей.
В вашем «Чиполлино» главную мужскую роль исполняет солистка-девочка. А где же мальчики?
– Увы, мальчиков, к сожалению, у нас нет. Мы разными способами пытались привлечь в нашу школу мальчиков, даже обещали бесплатное обучение, но тщетно. Черногорцы, особенно папы, считают занятие балетом не мужским делом. Хотя сами понимаете, что мужчина, который на сцене поднимает свою партнершу и носит ее на руках, должен быть очень сильным и тренированным.
Да что там далеко ходить. Мой сын Никола, когда был маленьким, учился танцевать в нашей школе. Но мой супруг заявил, что «нечего ему делать в этом немужском кружке», и записал ребенка на футбол. Сыну сейчас 19 лет, и хотя он не занимается балетом, помогает мне во всем, поддерживает, сопровождает меня в поездках. Сейчас он готовится поступать в дипакадемию.
Может ли любой желающий привести к вам ребенка? Принимаете ли всех или только одаренных?
– Двери нашей школы открыты для всех желающих. Даже для детей с ограниченными возможностями. У нас уже есть такие воспитанницы, стараемся помочь им улучшить координацию движений с помощью музыки и танца.
В нашей школе дети учатся не только балетному искусству, но и правилам бонтона. Преподаватель, который разговаривает с девочками на французском языке, прививает им навыки поведения в обществе, умение держаться подобно истинной принцессе.
Настоящие принцессы занимаются благотворительностью, помогают немощным и бедным. Воспитанницы нашей школы тоже не остаются в стороне от проблем общества. Наш новый гуманитарный проект «Svi u istom zivotu» посвящен больным детям. Наши балерины дали несколько концертов в детских отделениях лечебниц Подгорицы, Цетинья, Котора, Бара, Никшича. Девочки были счастливы, что своими танцами скрасили пребывание своих сверстников в больницах, вдали от дома.
Ваша школа является своего рода промоутером Черногории на международной сцене. Как воспринимает публика за рубежом выступления ваших воспитанниц?
– Спасибо за вопрос! Мы четыре раза ездили в «Артек» на международный фестиваль искусств, где собираются талантливые дети из разных стран мира. Многие нас спрашивали: «Где находится Черногория?» Некоторые даже предполагали, что это где-то в Африке.
А на фестивале в Хорватии одна дама, услышав объявление о выступлении нашей школы, даже воскликнула в сердцах: «Откуда в Черногории взялся балет?!» Мы давали «Чиполлино». Когда наши воспитанницы вышли на сцену, все ахнули. Хореография, сценография, костюмы – все это потрясло публику. Наша солистка, 14-летняя Анастасия Луковац, на этом фестивале получила почетный приз имени первой исполнительницы Жизели Карлотты Гризи.
Ваня, Ваши родители связаны с музыкой?
– Нет. Мама всю свою жизнь работала в фирме, которая занималась производством черногорских национальных костюмов, символики и сувениров. Папа, который умер в прошлом году, был военнослужащим, увлекался фотографией и писал книги. Родители меня и брата воспитывали в строгости. Мы должны были учить и учить школьную программу, играть на фортепиано. Папа купил пианино, которое стоило баснословные деньги.
RuskiVestnik37_Page_05_Image_0002Ваня, Вы часто бываете в России? Выучили русский язык?
– Я выросла на литературе Пушкина, Толстого, Некрасова, Достоевского, Чехова. Увлекалась жизнеописанием полководцев мира. Много читала о Жукове. В школе мы не учили русский язык, однако за 12 лет существования «Принцессы Ксении», общаясь с русскими педагогами, я начала немного говорить на русском.
В России была всего один раз – в Москве на Рождество по приглашению моей приятельницы, выпускницы Вагановской академии балерины Инны Гинкевич. Она часто приезжает в Черногорию, у нее дом в Доброй Воде. Благодаря ей я ближе узнала Россию. Сказать, что я прекрасно провела время – не сказать ничего. Это были потрясающие прогулки, экскурсии, встречи. Я побывала в Большом театре на балете, в Третьяковской галерее, в Загорском монастыре. Это были мои давние заветные мечты, которым удалось сбыться.
Вы являетесь членом ротари-клуба. Можете ли рассказать, почему Вы решили вступить в это сообщество?
– Кредо ротари-клуба – это благотворительность, помощь людям. И эта тема мне близка.
Ваня, что бы Вы пожелали нашим читателям?
– Прошлый год был очень тяжелым для меня, я попала на больничную койку и перенесла четыре операции. Руководить школой и организовывать выступления приходилось из больничной палаты. Тогда-то я поняла, что жизнь нужно проживать и ценить маленькие радости каждое мгновение солнечного дня. Желаю читателям «Русского вестника» здоровья и успехов, как бы трудно ни давалась нам жизнь!

Досье
Ваня Пантович родилась в Белом Поле. Окончила среднюю музыкальную школу «Мокриняц» в Белграде, музыкальную академию в Цетинье. Играет на фортепиано. Основатель школы балета «Принцесса Ксения». Живет в Баре и Подгорице. Член ротари-клуба. Замужем. Воспитывает сына Николу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *